Запрет на осуществление определенных видов деятельности
Advokat-pavlovich.ru

Юридический портал

Запрет на осуществление определенных видов деятельности

3.4. Запреты и ограничения права на осуществление предпринимательской деятельности

Право на осуществление предпринимательской деятельности реализуется в общедозволительном режиме на основе принципа: разрешено все, что не запрещено законом.

Запреты формулируются непосредственно в Конституции РФ (в силу ч.

Запреты и ограничения для предпринимателей в целях защиты публичных интересов государства и общества устанавливаются путем предъявления к ним требований*(152).

Запреты могут быть:

1) абсолютными (предпринимательская деятельность невозможна, поскольку запрещена законом) и относительными (ограничения). В последнем случае запрещено заниматься предпринимательской деятельностью без специального разрешения, государственной регистрации, но регистрация, получение лицензии любым субъектом, соответствующим установленным требованиям (например, лицензионным требованиям и условиям), делают ее легитимной

Абсолютным запретом является, например, запрет деятельности, направленной на недобросовестную конкуренцию (ч. 2 ст. 34 Конституции РФ), на ограничение конкуренции, запрещено злоупотребление доминирующим положением на рынке (п. 2 ст. 10 ГК РФ). При наличии таких запретов органы государственной исполнительной власти не имеют права разрешать подобную деятельность, а, напротив, обязаны пресекать ее.

Право на осуществление внешнеторговой деятельности может ограничиваться путем предоставления исключительного права на экспорт и (или) импорт отдельных видов товаров. Перечни таких товаров, а также организации, имеющие исключительные права на их экспорт и (или) импорт, устанавливаются федеральными законами. В отношении всех других хозяйствующих субъектов, которым исключительные права не предоставляются, действует абсолютный запрет на экспорт и (или) импорт соответствующих товаров.

Лицо, обладающее исключительным правом на экспорт (импорт) отдельных товаров, действует на основе лицензии. Сделки, совершенные без лицензии на осуществление исключительного права на экспорт и (или) импорт отдельных видов товаров, являются ничтожными (ст. 26 Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 164-ФЗ “Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности”).

Большинство запретов в предпринимательском праве конструируются как ограничения: нельзя заниматься предпринимательской деятельностью без регистрации, лицензии, иного разрешения, но можно, получив соответствующее разрешение.

– запреты на совмещение различных видов деятельности. Например, осуществление деятельности по ведению реестра не допускает ее совмещение с другими видами профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг (ст. 10 Федерального закона от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ “О рынке ценных бумаг”*(153)). Виды деятельности, совмещаемой с деятельностью фондовой биржи, указаны в ст.

– запреты, установленные для индивидуальных предпринимателей. Такие запреты следуют из анализа норм, предусматривающих соответствующие виды деятельности, которыми могут заниматься только юридические лица. Например, бюро кредитных историй может быть только коммерческая организация (п. 6 ст. 3 ФЗ от 30 декабря 2004 г. N 218-ФЗ “О кредитных историях”*(154)). Фондовой биржей может быть только юридическое лицо в форме некоммерческого партнерства или акционерного общества (п. 2 ст. 11 Закона о рынке ценных бумаг);

– запрет на совмещение предпринимательской и государственно-властной деятельности (п. 3 ст. 7 Закона РСФСР “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках”).

2) установленными законом (так, нельзя продавать товары без сертификата соответствия или зарегистрированной в установленном порядке декларации о соответствии товара требованиям безопасности, предусмотренным техническими регламентами) и (или) учредительными документами. Например, учредители хозяйственного товарищества, общества могут предусмотреть в учредительных документах возможность этих организаций заниматься строго определенными видами предпринимательской деятельности. Следовательно, пока не будут внесены изменения в учредительный договор, товарищество совершает только те сделки, занимается теми видами деятельности, которые соответствуют указаниям на этот счет, содержащимся в учредительном договоре. Все остальные виды деятельности для товарищества им же самим ограничены;

3) установленными в процессе правоприменения органом исполнительной власти (например, приостановление лицензии федеральным органом исполнительной власти в области связи означает для предпринимателя запрет заниматься лицензируемым видом деятельности на период приостановления действия лицензии (до 6 месяцев) или решением суда.

В связи с принятием Федерального закона от 9 мая 2005 г. N 45-ФЗ “О внесении изменений в Кодекс РФ об административных правонарушениях и другие законодательные акты РФ, а также о признании утратившими силу некоторых положений законодательных актов РФ”*(155) внесены изменения в более чем 20 законов, которые предусматривали возможность приостановления деятельности предпринимателей на основе акта ненормативного характера (предписания). В КоАП РФ введена новая мера ответственности – административное приостановление деятельности.

Административное приостановление деятельности заключается во временном прекращении деятельности в случае угрозы жизни или здоровью людей, возникновения эпидемии, наступления радиационной аварии или техногенной катастрофы, причинения существенного вреда состоянию или качеству окружающей среды и проч.

Дела об административных правонарушениях, влекущих приостановление деятельности, рассматриваются судьями районных судов. Административное приостановление деятельности назначается судьей на срок до 90 суток.

По решению суда может быть приостановлена:

– предпринимательская деятельность полностью или частично. Например, нарушение юридическим лицом правил оборота веществ, инструментов или оборудования, используемых для изготовления наркотических средств или психотропных веществ, влечет либо наложение штрафа с конфискацией веществ, инструментов или оборудования или без таковой, или административное приостановление деятельности с конфискацией этого имущества или без таковой. При этом преследуется цель пресечения всей цепочки неправомерной деятельности: производства, переработки, изготовления, реализации, продажи, распределения, перевозки, пересылки, хранения, приобретения, использования, ввоза, вывоза либо уничтожения веществ, инструментов, оборудования, используемых для изготовления наркотических средств или психотропных веществ.

Частично предпринимательская деятельность юридического лица приостанавливается, например, при временном прекращении деятельности филиалов и других структурных подразделений юридического лица;

– эксплуатация отдельных объектов (агрегатов, зданий, сооружений).

Предусматривается также приостановление деятельности некоммерческих организаций (например, образовательных учреждений) при наличии соответствующего правонарушения.

Право на осуществление предпринимательской деятельности, будучи основанным на Конституции РФ (ст. 8, 34), имеет конституционные гарантии:

– политические. Все равны перед законом (ст. 19 Конституции РФ) независимо от убеждений, принадлежности к общественным объединениям (например, политическим партиям). Разделение властей (ст. 10 Конституции) на законодательную, исполнительную и судебную призвано гарантировать компетентное регулирование общественных отношений, судебный контроль за деятельностью органов исполнительной власти. К сожалению, следует отметить, что высокий уровень коррупции в органах исполнительной власти, в том числе в процессе осуществляемого ими контроля за предпринимательской деятельностью, свидетельствует о недостаточности контроля за деятельностью самих органов исполнительной власти и их должностных лиц;

– экономические. Предприниматели могут вести деятельность на основе различных форм собственности, каждая из которых признается и защищается равным образом (ч. 2 ст. 8 Конституции РФ). Гарантируются единство экономического пространства, свобода экономической деятельности, поддержка конкуренции;

– юридические. Каждому гарантируется защита его прав и свобод, действует презумпция невиновности лица, привлеченного к уголовной ответственности. Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц могут быть обжалованы в суд (ст. 46, 49 Конституции РФ).

Ограничение права на осуществление предпринимательской деятельности некоммерческих организаций

Управление Министерства юстиции Российской Федерации по Калужской области

Ограничение права на осуществление предпринимательской деятельности некоммерческих организаций

Начальник отдела по делам некоммерческих оргаизаций

Управления Минюста России по Калужской области

Правовое регулирование деятельности некоммерческих организаций осуществляется Конституцией Российской Федерации, Гражданским кодексом Российской Федерации (далее – ГК РФ) и рядом федеральных законов. Правовое положение, порядок создания, деятельности, реорганизации и ликвидации некоммерческих организаций, а также порядок формирования и использования имущества некоммерческих организаций, права и обязанности их учредителей (участников) закреплены Федеральным законом от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» (далее – Закон о НКО).

Согласно пункту 4 статьи 50 ГК РФ некоммерческими организациями являются юридические лица, не имеющие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющие полученную прибыль между участниками. Исходя из данного определения, главной особенностью некоммерческой организации является то, что основная цель ее деятельности не может заключаться в получении прибыли. К целям создания некоммерческих организаций, перечисленным в пункте 2 статьи 5 Закона о НКО, относятся: достижение социальных, благотворительных, культурных, образовательных, научных и управленческих целей, охрана здоровья граждан, развитие физической культуры и спорта, удовлетворение духовных и иных нематериальных потребностей граждан, защита прав, законных интересов граждан и организаций, разрешение споров и конфликтов, оказание юридической помощи, иные цели, направленные на достижение общественных благ.

Читать еще:  Арест автомобиля как обеспечительная мера в суде

Другой отличительной чертой некоммерческих организаций является то, что полученная ими прибыль не распределяется между участниками. Все доходы такого объединения должны направляться непосредственно на цели, ради которых оно создано. Наличие совокупности рассмотренных признаков позволяет отличить некоммерческие организации от прочих юридических лиц.

Таким образом, действующее законодательство не лишает некоммерческие организации возможности осуществлять предпринимательскую деятельность, а лишь закрепляет определенные ограничения. Предпринимательская деятельность некоммерческих организаций, прежде всего, должна служить достижению целей организации, т.е. укреплять ее материально-техническую базу, быть источником формирования имущества, используемого для целей организации, способствовать реализации общественно полезных целей организации. Кроме того, она должна соответствовать уставным целям некоммерческой организации, не выходя за рамки ее уставной правоспособности. Поэтому предпринимательская деятельность должна выполнять исключительно вспомогательную функцию, т.е. должна быть подчинена уставным целям. Если предпринимательская деятельность из вспомогательной превращается в основную, то мы сталкиваемся с превращением некоммерческих организаций в коммерческие.

С целью урегулирования гражданского оборота российское законодательство предъявляет дополнительные условия к предпринимательской деятельности некоммерческих организаций. Статьей 24 Закона о НКО определено, что некоммерческая организация может осуществлять один вид деятельности или несколько видов деятельности, не запрещенных законодательством Российской Федерации и соответствующих целям деятельности, при условии, что такая деятельность указана в ее учредительных документах. Такой деятельностью признаются приносящее прибыль производство товаров и услуг, отвечающих целям создания некоммерческой организации, а также приобретение и реализация ценных бумаг, имущественных и неимущественных прав, участие в хозяйственных обществах и участие в товариществах на вере в качестве вкладчика.

Законодательством Российской Федерации могут устанавливаться ограничения на виды деятельности, которыми вправе заниматься некоммерческие организации отдельных видов, а в части учреждений, в том числе, отдельных типов.

Отдельные виды деятельности могут осуществляться некоммерческими организациями только на основании специальных разрешений (лицензий). Перечень этих видов деятельности определяется действующим законодательством .

Законом о НКО установлено ограничение свободы распоряжаться полученной прибылью и некоммерческие организации вправе использовать ее только в соответствии с уставными целями. Федеральным законом от 11 августа 1995 г. № 135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» (далее – Закон о благотворительной деятельности) предусмотрено, что благотворительная организация не вправе использовать на оплату труда административно-управленческого персонала более 20% финансовых средств, расходуемых этой организацией за финансовый год. Однако, согласно пункту 3 статьи 16 Закона о благотворительной деятельности, данное ограничение не распространяется на оплату труда лиц, участвующих в реализации благотворительных программ. Кроме того, в соответствии с пунктом 5 статьи 16 Закона о благотворительной деятельности, имущество благотворительной организации не может быть передано (в формах продажи, оплаты товаров, работ, услуг и в других формах) учредителям (членам) этой организации на более выгодных для них условиях, чем для других лиц.

Наличие у некоммерческой организации права осуществлять предпринимательскую деятельность не меняет характер такой организации, главной целью создания которой должны оставаться общественно полезные направления. Однако, несмотря на то, что федеральным законодательством установлены конкретные виды предпринимательской деятельности некоммерческих организаций, Управлением Министерства юстиции Российской Федерации по Калужской области (далее – Управление) в ходе выполнения возложенных задач выявляются определенные нарушения федерального законодательства.

Следует напомнить, что в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 13 октября 2004 г. № 1313 «Вопросы Министерства юстиции Российской Федерации» одной из основных задач Минюста России является организация деятельности по государственной регистрации некоммерческих организаций, в том числе отделений международных организаций и иностранных некоммерческих неправительственных организаций, общественных объединений, политических партий и религиозных организаций. При этом Минюст России осуществляет свою деятельность непосредственно и (или) через свои территориальные органы. Среди основных задач Управления содержится и осуществление деятельности в сфере государственной регистрации общественных объединений, политических партий, религиозных организаций, иных некоммерческих организаций, а также контроля за их деятельностью. В рамках данного направления деятельности Управление осуществляет государственную функцию по принятию решения о государственной регистрации межрегиональных, региональных и местных некоммерческих организаций. Государственная функция по осуществлению контроля, проводимого Управлением, включает в себя проверку соответствия деятельности межрегиональных, региональных и местных некоммерческих организаций их уставным целям и задачам, а также проверку соблюдения ими законодательства Российской Федерации. Именно при выполнении данных функций специалистами Управления выявляются нарушения действующего законодательства.

Одной из проблем является установление соответствия конкретных видов предпринимательской деятельности, осуществляемой некоммерческими организациями, тем видам деятельности, которые предусмотрены Законом о НКО. Практика показывает, что зачастую некоммерческие организации при представлении документов в Управление для государственной регистрации указывают в заявлении достаточно большое количество видов экономической деятельности (у некоторых организаций это количество достигает 10-20). В процессе проведения проверки специалистами Управления нередко обнаруживается, что указанные в представленном заявлении виды деятельности не соответствуют целям и предмету деятельности, которые заложены в учредительных документах.

Кроме того, участники некоммерческих организаций должны помнить о тех ограничениях, которые могут быть установлены на предпринимательскую деятельность некоммерческих организаций отдельных видов в соответствии с законодательством Российской Федерации (статья 24 Закона о НКО). Примером ограничения предпринимательской деятельности некоммерческих организаций могут служить: запрет для благотворительной организации участвовать в хозяйственных обществах совместно с другими лицами (пункт 4 статьи 12 Закона о благотворительной деятельности).

Таким образом, руководителям некоммерческих организаций следует обращать внимание, прежде всего, на необходимость соблюдения уставных целей данных организации при осуществлении предпринимательской деятельности. Выполнение этого требования позволит специалистам Управления в ходе контрольных мероприятий признать предпринимательскую деятельность некоммерческих организации соответствующей федеральному законодательству.

Положительным результатом сокращения количества отказов в регистрации некоммерческих организаций будет являться увеличение числа признанных важным элементом гражданского общества некоммерческих организаций.

ОГРАНИЧЕНИЯ ПРАВА НА ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Г. Ручкина, кандидат юридических наук.

Конституция РФ не содержит положений, ограничивающих право на занятие предпринимательской деятельностью ни по кругу лиц, ни по сферам деятельности. Имеющееся как у физического, так и юридического лица имущество по общему правилу может быть использовано для осуществления любых видов предпринимательской деятельности.
В соответствии со ст. 22 ГК никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности иначе как в случаях и порядке, установленных законом, т.е. ограничения конституционного права свободы предпринимательской деятельности могут быть установлены только федеральным законом и должны быть соотнесены с требованиями ч. 3 ст. 55 Конституции РФ.
В качестве ограничения этого права выступают как запреты на осуществление некоторых видов предпринимательской деятельности, так и запреты заниматься любыми видами предпринимательской деятельности для отдельных субъектов.
Существующие ограничения права на осуществление предпринимательской деятельности можно классифицировать так:
а) ограничения, связанные с профессиональной деятельностью:
– связанные с государственной службой;
– установленные для федеральных и мировых судей;
– специальные ограничения, установленные для работников некоторых организаций (нотариусов, адвокатов, служащих бирж и т.д.);
б) ограничения, налагаемые в связи с совершенным правонарушением:
– предусмотренные административным законодательством;
– установленные в рамках уголовного наказания;
в) ограничения, связанные с признанием индивидуального предпринимателя несостоятельным (банкротом);
г) возрастные ограничения, а также ограничения, связанные с признанием лица в установленном порядке недееспособным;
д) ограничения, применяемые к юридическим лицам как субъектам предпринимательской деятельности.
Первая группа ограничений касается прежде всего государственных служащих, которые не вправе заниматься предпринимательской деятельностью лично или через доверенных лиц. На недопустимость участия в предпринимательской деятельности должностных лиц органов государственной власти и государственного управления указано в ст. 9 Закона РСФСР от 22 марта 1991 г. “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках”. Закон РФ от 18 апреля 1991 г. “О милиции” содержит аналогичные запреты применительно к сотрудникам милиции, Федеральный закон от 21 июля 1997 г. “О службе в таможенных органах РФ” указывает на данные ограничения применительно к сотрудникам таможенных органов (п. 2 ст. 7). Федеральным законом от 17 ноября 1995 г. “О внесении изменений и дополнений в Закон РФ “О прокуратуре Российской Федерации” (ст. 4) запрет на совмещение основной деятельности с иной оплачиваемой или безвозмездной деятельностью устанавливается для работников прокуратуры.
Эти ограничения в основном сводятся к следующим запретам: заниматься другой оплачиваемой деятельностью, кроме научной, педагогической и иной творческой деятельности; заниматься предпринимательской деятельностью лично или через доверенных лиц; состоять членом органа управления коммерческой организации, если иное не установлено законом или в установленном порядке служащему не поручено участвовать в управлении такой организацией (например, представлять интересы государства в управлении юридическим лицом со значительной долей государства в его уставном капитале).
Кроме того, в п. 2 ст. 11 ФЗ “Об основах государственной службы Российской Федерации” закреплена обязанность государственного служащего передать в доверительное управление под гарантию государства на время прохождения государственной службы находящиеся в его собственности доли (пакеты акций) в уставном капитале коммерческих организаций в порядке, установленном федеральным законом (в настоящее время такой закон не принят).
Доверительное управление ценными бумагами осуществляется на основании договора о доверительном управлении, распространенного на фондовом рынке и заключаемого для управления крупными накоплениями физических лиц. Учредитель управления, являющийся физическим лицом, имеет возможность контролировать деятельность управляющего: получать отчет о заключенных сделках, составе портфеля ценных бумаг; давать поручения по заключению договора купли-продажи определенных финансовых инструментов (акций, облигаций и др.). Участники фондового рынка, как правило, ограничиваются лишь игрой на котировках ценных бумаг, не используя при этом права акционера на участие в управлении обществом, тогда как законодательством прямо предусмотрена такая возможность (п. 2 ст. 1012 ГК; ст. 5 ФЗ “О рынке ценных бумаг”). Законодательство не содержит запрета на возможность учредителя управления передавать управляющему поручения относительно того, каким образом следует голосовать по переданным в доверительное управление ценным бумагам. Деятельность доверительного управляющего, связанная исключительно с осуществлением прав по ценным бумагам, не требует лицензии (ст. 5 ФЗ “О рынке ценных бумаг”).
Таким образом, возможна ситуация, когда государственный служащий полностью осуществляет права владельца (акционера) юридического лица и контролирует его деятельность. Для этого необходимо лишь создание специального юридического лица и передача ему в доверительное управление ценных бумаг, находящихся во владении государственного служащего. Это лицо в соответствии с условиями договора доверительного управления будет проводником решений государственного служащего. При этом доверительный управляющий все действия с ценными бумагами будет осуществлять от своего имени, что позволит скрыть информацию об их реальном владельце.
Следовательно, ограничение, закрепленное в п. 2 ст. 11 ФЗ “Об основах государственной службы Российской Федерации”, является не действенным. Кроме этого, содержащиеся указания на государственные гарантии в отношении переданных ценных бумаг также могут быть использованы в корыстных интересах.
Перечни должностей государственной и муниципальной службы содержатся в ряде нормативно-правовых актов, в частности в Указе Президента РФ от 3 сентября 1997 г. N 981 “Об утверждении перечней государственных должностей федеральной государственной службы” (в ред. Указа Президента РФ от 27 ноября 2002 г.). Важно отметить, в настоящее время существует проблема коммерциализации государственных и муниципальных функций. В общем виде она выражается в участии представителей государства, которые, с одной стороны, являются должностными лицами в органах управления открытых акционерных обществ, а с другой – выполняют свои функции в органах государственной власти. Не вызывает сомнений тот факт, что в данном случае стираются различия в правовом статусе таких лиц. Нередко мы наблюдаем картину, когда чиновник после ухода с государственной службы занимает важный пост в той же коммерческой организации, в которой ранее отвечал за эффективность управления государственными пакетами акций.
Аналогичные ограничения предусматриваются для судей Конституционного Суда РФ, федеральных судов и мировых судей.
Более жесткие ограничения предусмотрены ч. 10 ст. 16 Федерального закона от 3 апреля 1995 г. “Об органах федеральной службы безопасности в РФ”, которая запрещает сотрудникам и гражданскому персоналу органов федеральной службы безопасности не только заниматься предпринимательской деятельностью, но и оказывать содействие физическим и юридическим лицам в ее осуществлении.
Предусмотренные законодательством ограничения для государственных служащих реально не могут обеспечить финансовую прозрачность доходов чиновника.
По мнению автора, при существующем уровне коррупции отсутствие в законах запрета на предпринимательскую деятельность ближайших родственников государственных служащих (детей, супругов, родителей, братьев, сестер) служит возможностью для последних, во-первых, получая незаконное вознаграждение, легализовать его через своих родственников и, во-вторых, содействовать осуществлению последними предпринимательской деятельности, а также оказывать им покровительство.
Таким образом, необходимо предусмотреть в ФЗ “Об основах государственной службы Российской Федерации” и иных законах, раскрывающих правовой статус государственных служащих, специальную норму, устанавливающую запрет на осуществление предпринимательской деятельности ближайшим родственникам государственных служащих (детям, супругам, родным братьям и сестрам, родителям). В результате у чиновников не останется возможности легализовывать финансовые ресурсы и иное имущество, полученное ими незаконным путем.
Для работников некоторых организаций законом установлены определенные ограничения, связанные с деятельностью этих организаций. Некоторые работники наделены властными полномочиями, другие призваны поддерживать стабильность экономического оборота, третьи – обеспечивать защиту прав и интересов граждан. Виды деятельности, для которых устанавливаются ограничения, определяются законом. Так, ограничения на занятие предпринимательской деятельностью установлены, например, для адвокатов, нотариусов, служащих товарных бирж и фондовых бирж. В частности, служащие товарных бирж не вправе использовать служебную информацию в собственных интересах, не могут быть учредителями или участниками брокерских фирм, участвовать в биржевых сделках. Служащие фондовых бирж не могут быть учредителями или участниками организаций – профессиональных участников рынка ценных бумаг, не вправе принимать участие в операциях на фондовой бирже в качестве индивидуальных предпринимателей.
Нарушение установленных законом ограничений на занятие предпринимательской деятельностью влечет за собой последствия: признание совершенных сделок недействительными, а также рассмотрение руководителем организации вопроса о соответствии служащего, допустившего данные нарушения, занимаемой должности.
Как отмечают некоторые авторы, установленные ограничения на занятие предпринимательской деятельностью объясняются тем, что в силу должностного положения определенных лиц возможно столкновение их собственных интересов с предпринимательскими интересами других лиц, которым они обязаны содействовать по занимаемой должности .
——————————–
Коммерческое право: Учебник / Под ред. В.Ф. Попондопулло, В.Ф. Яковлевой. СПб., 1998. С. 51.
Спорным следует признать мнение авторов, считающих, что, поскольку в силу ч. 3 ст. 56 Конституции РФ право на осуществление предпринимательской деятельности ограничению не подлежит, подобные запреты следует рассматривать как не соответствующие Конституции. Законодателю, по их мнению, следовало ограничивать “не право на осуществление предпринимательской деятельности, а право на занятие государственной должности в случае ее осуществления” .
——————————–
Курбатов А.Я. Сочетание частных и публичных интересов при правовом регулировании предпринимательской деятельности. М.: АО “Центр ЮрИнфоР”, 2001. С. 133.
По мнению автора, решение данного вопроса зависит от того, каким статусом обладает лицо. Если лицо является государственным служащим, то в силу указанных выше причин его право на занятие предпринимательской деятельностью ограничено, хотя до этого он обладал абстрактной возможностью на осуществление предпринимательской деятельности, но не реализовал ее. По этой же причине субъекту предпринимательской деятельности запрещено приобретать статус государственного служащего.
Федеральный закон от 26 октября 2002 г. “О несостоятельности (банкротстве)” в качестве последствий признания индивидуального предпринимателя банкротом запрещает в течение одного года с момента признания его банкротом осуществлять государственную регистрацию гражданина в качестве индивидуального предпринимателя (п. 2 ст. 216). В соответствии со ст. 22.3 Федерального закона от 23 июня 2003 г. “О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон “О государственной регистрации юридических лиц” государственная регистрация при прекращении физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя в связи с принятием судом решения о признании его несостоятельным (банкротом) осуществляется на основании копии решения суда о признании его несостоятельным (банкротом), поступившей в регистрирующий орган в установленном порядке. В связи с тем что гражданин может быть зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя только по месту постоянной регистрации, регистрирующий орган обязан следить за реализацией ограничения на занятие предпринимательской деятельностью. Применительно к юридическим лицам аналогичных запретов закон не устанавливает.
Новеллой административного законодательства является установление дисквалификации – вида наказания, предусмотренного ст. 3.11 КоАП. Дисквалификация заключается в лишении физического лица права занимать руководящие должности в исполнительном органе управления юридического лица, входить в совет директоров (наблюдательный совет), осуществлять предпринимательскую деятельность по управлению юридическим лицом, а также осуществлять управление юридическим лицом в иных случаях. Дисквалификация устанавливается на срок от шести месяцев до трех лет и назначается исключительно судьей.
Ограничение права на занятие предпринимательской деятельностью может применяться и к лицам, привлеченным к уголовной ответственности, в качестве основного или дополнительного наказания. В приговоре должны быть указаны виды предпринимательской деятельности, которыми осужденному запрещается заниматься в течение определенного судом срока. Если данная мера применяется в качестве основного вида наказания, срок лишения права может быть от одного года до пяти лет; если как дополнительное наказание, то лишение права может быть установлено от шести месяцев до трех лет (ст. 47 УК). Только после истечения сроков, установленных в приговоре, ограничение субъективного права прекращает действовать и гражданин может заниматься теми видами деятельности, которые ему были запрещены приговором суда.
Ограничения, относящиеся к юридическим лицам, связаны в первую очередь с исключительной правоспособностью. Природа этого ограничения подобна природе ограничения, установленного для физического лица в связи с характером его профессиональной деятельности. Исключительная правоспособность означает, что юридическое лицо может заниматься только определенными законом видами

Читать еще:  Временная работа муниципального служащего

Запрет занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью: типичные ошибки на практике при назначении наказания за преступления, предусмотренные гл. 23 УК РФ

Думаю ни для кого не секрет, что ст.47 УК РФ на сегодняшний день включает в себя два вида уголовных наказаний: запрет занимать определенные должности; запрет на осуществление определенной деятельности. Каждый из них является по своей уголовно-правовой природе самостоятельным и они не могут быть назначены в совокупности. Этот законодательный прием выглядит вполне обоснованным, так как по характеру правоограничений данные виды наказаний являются идентичными и ставить их один над другим в четко структурированной, иерархически выстроенной системе уголовных наказаний (ст.44 УК РФ) было бы совершенно некорректно.

Однако при всей ясности самой правовой природы данных видов наказаний, возникают и по сей день немало вопросов, связанных с их применением на практике. Пленум Верховного Суда РФ (далее – ВС РФ) в п.9 Постановления от 22.12.2015 №58 указал:

Обратить внимание судов на то, что лишение права занимать определенные должности состоит в запрещении занимать должности только на государственной службе или в органах местного самоуправления.

То есть ВС РФ недвусмысленно определил, что самостоятельный вид наказания – запрет занимать определенные должности a priori не имеет своего распространения на должности в коммерческих и иных организациях. При этом, если обратить внимание на санкции некоторых статей, установленных в главе 23 УК РФ (ч.2 ст.201 УК РФ; ч.2-4, ч.6-8 ст.204 УК РФ), которые по своей диспозиции не связаны с государственной или муниципальной службой, то встает вопрос о каких должностях в них тогда идет речь в рамках уголовного наказания. Некоторые суды и на данный момент считают, что видимо эти нормы предполагают лишение права занимать должности в коммерческих или иных организациях. Хотя подобная позиция с очевидностью своей противоречит нормам Общей части УК РФ. Наглядно продемострирую такие ошибки:

Первый пример. Приговор Кущевского районного суда Краснодарского края от 17.12.2019 по делу N 1-343/2019

Признать П. виновным в совершении преступления, предусмотренного п. “в” ч. 7 ст. 204 УК РФ, и назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок пять лет шесть месяцев со штрафом в размере 520 000 (пятьсот двадцать тысяч) рублей и лишением права занимать должности, связанные с управленческими, организационно-распорядительными функциями в коммерческих организациях, на срок два года

Читать еще:  Что делать, если мне отказали в предоставлении жилья?

Второй пример. Приговор Коломенского городского суда Московской области от 07.08.2014 по делу N 1-246Т/14

Р. признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 204 ч. 4 п. “в”, 204 ч. 3 УК РФ, и назначить ему наказание:

– по ст. 204 ч. 4 п. “в” УК РФ в виде 3 (трех) лет лишения свободы со штрафом в размере однократной суммы коммерческого подкупа, то есть в размере 180 000 (ста восьмидесяти тысяч) рублей с лишением права занимать руководящие должности, связанные с выполнением управленческих функций, в коммерческих и некоммерческих организациях, сроком на 3 (три) года

Третий пример. Апелляционное определение Камчатского краевого суда от 16.01.2018 по делу N 22-19/2018(22-995/17;)

В апелляционном представлении государственный обвинитель – помощник прокурора Камчатского края Бондаренко О.С. полагает приговор несправедливым, вследствие его чрезмерной мягкости. Просит его изменить и назначать К.К. наказание в виде лишения свободы на срок 8 лет со штрафом в размере тридцатикратной суммы коммерческого подкупа, равной 447423000 рублей с лишением права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций в некоммерческих организациях, сроком на 6 лет.

Далее суд укажет на ошибочное вменение лицу данного вида наказания.

Как было продемонстрировано, правоприменители иногда игнорируют разъяснения Пленума ВС РФ и допускают существенные нарушения в толковании уголовного закона. И хочу обратить внимание, данные судебные акты не были обжалованы. В связи с этим вызывает сомнение и квалифицированность защитников обвиняемых по данным делам. Подобная пассивная роль стороны защиты недопустима. Как указывал выдающийся классик уголовного процесса И.Я. Фойницкий: «защитник – это один из необходимых органов процесса, преследующий также цели правосудия как и весь суд».

Однако есть и другие случаи, когда суд все же правильно подходит к разрешению рассматриваемого вопроса.

Пример. Приговор Динского районного суда Краснодарского края от 10.12.2019 по делу N 1-276/2019

По смыслу закона лишение права занимать определенные должности не предусматривает запрета занимать должности в коммерческих организациях.

Судом установлено, что ФИО34 на государственной и муниципальной службе не состояла, инкриминируемые деяния совершила, занимая должность заместителя начальника участка в ООО “Газпром межрегионгаз Краснодар”, что исключает назначение дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности

По итогу хочется все же решить вопрос – зачем законодатель включил в санкции статей главы 23 УК РФ данный вид наказания. Можно конечно сказать как обычно о том, что это ошибка законодателя, он неправильно сформулировал санкции. Однако на наш взгляд это не так. Если руководствоваться правилом, указанным в п.8 Постановления Пленума ВС РФ от 22.12.2015 №58, что не имеет значения для применения данного вида наказания тот факт, что лицо на момент постановления приговора уже не занимает соответствующие должности либо не занимается конкретной деятельностью. В рассматриваемых случаях вполне вероятно, что совершив преступление, предусмотренное гл.23 УК РФ, виновный прекратил трудовую деятельность в той или иной коммерческой либо иной организации и перешёл на государственную или муниципальную службу. С целью недопущения продолжения преступной деятельности уже по месту его текущей работы, тем самым реализуя цели наказания в соответствии с ч.2 ст.43 УК РФ, суд назначает наказание в виде запрета занимать должности уже на государственной или муниципальной службе.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector