Как вернуть дочь с территории другого государства
Advokat-pavlovich.ru

Юридический портал

Как вернуть дочь с территории другого государства

Нелегальных мигрантов от выдворения могут ”спасти” их семьи

Большое количество иностранных граждан въезжают на территорию нашей страны в соответствии с миграционным законодательством, но нередко по тем или иным причинам утрачивают основания для нахождения в России, в результате чего становятся нелегальными мигрантами.

Так, иностранный гражданин может пребывать в Российской Федерации в течение срока действия выданной ему визы. В случае, если он прибыл в страну в порядке, не требующем получение визы, то срок его проживания в России ограничен 90 днями (ч. 1-2 ст. 5 Федерального закона от 25 июля 2002 года № 115-ФЗ “О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации”; далее – закон об иностранных гражданах). Таким образом, иностранец обязан выехать из Российской Федерации до истечения срока его легального пребывания в стране, в противном случае его нахождение на территории России становится незаконным (ст. 25.10 Федерального закона от 15 августа 1996 года № 114-ФЗ “О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию”; далее – закон о порядке выезда и въезда в Российскую Федерацию).

ФОРМА
Уведомление о заключении трудового договора или гражданско-правового договора на выполнение работ (оказание услуг) с иностранным гражданином или лицом без гражданства

Для нарушителей миграционного законодательства предусмотрена административная ответственность, в том числе и такая мера, как принудительное выдворение. Согласно ч. 1.1 ст. 18.8 КоАП нарушение иностранным гражданином режима пребывания в Российской Федерации влечет наложение административного штрафа в размере от 2 тыс. до 5 тыс. руб. с административным выдворением за пределы страны. Административное выдворение заключается в принудительном и контролируемом перемещении указанных граждан через государственную границу за ее пределы (ч. 1 ст. 3.10 КоАП РФ). Такой вид наказания назначается судьей (ч. 2 ст. 3.10 КоАП РФ).

Из положений ч. 2 ст. 4.1 КоАП РФ следует, что при назначении административного наказания физическому лицу судами учитывается, в том числе, личность нарушителя. В частности, анализ судебной практики по делам о нарушении миграционного законодательства позволяет сделать вывод, что суды принимают во внимание, помимо прочего, и семейное положение иностранного гражданина, а именно – наличие у него семьи на территории России.

Между тем единого подхода в этой части в решениях судов пока не сложилось. Так, одни судьи считают, что выдворением нарушается право человека на уважение его личной и семейной жизни (решение Воронежского областного суда от 1 марта 2017 г. по делу № 7-47/2017), другие, напротив, считают, что наличие у иностранного гражданина семьи на территории Российской Федерации не освобождает его от обязанности соблюдать миграционное законодательство (решение Московского городского суда от 20 февраля 2017 г. по делу № 7-1772/2017). Рассмотрим конкретные случаи и принятые судами по ним решения.

Так, решением Хабаровского краевого суда от 13 июля 2016 г. по делу № 12-359/2016 иностранному гражданину М. за нарушение, предусмотренное ч. 1.1 ст. 18.8 КоАП РФ, назначено наказание в виде административного выдворения. На доводы нарушителя о том, что на территории Российской Федерации постоянно проживают его супруга, дочь и внуки, суд ответил, что эти родственники не лишены возможности посещать его на территории других государств. Напомним, что в соответствии с п. 2 ст. 27 закона о порядке выезда и въезда в Российскую Федерацию иностранному гражданину въезд в нашу страну не разрешается в течение пяти лет со дня административного выдворения.

К кому и куда МВД приходит с миграционной проверкой? Узнайте из материала “Миграционные проверки МВД (ранее – ФМС)” в “Энциклопедии решений. Проверки организаций и предпринимателей” интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получить полный
доступ на 3 дня бесплатно!

Вместе с тем, например, Московский городской суд доводы нарушителя Д. о том, что его жена является гражданкой Российской Федерации и проживает в нашей стране, учел при назначении наказания. По его мнению, каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, и такая мера наказания, как выдворение, не может быть признана правомерной при таких обстоятельствах (решение Московского городского суда от 30.11.2016 по делу № 7-13565/2016).

Однако некоторые суды принимают во внимание наличие у нарушителя родственников в России, но не любых. Севастопольский городской суд на доводы иностранца по аналогичному делу о том, что у него имеются родственники в России – дяди и тети, в решении отметил, что у виновного отсутствуют на территории Российской Федерации семья и близкие родственники (решение Севастопольского городского суда от 13 февраля 2016 г. по делу № 12-166/2016). Напомним, что в соответствии со ст. 14 Семейного кодекса близкими родственниками считаются супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки.

Отметим также, что намерение иностранного гражданина создать в России семью судами также не принимается как основание признания правонарушения малозначительным (решение Московского городского суда от 20 февраля 2017 г. по делу № 7-1772/2017). Так, по делу о привлечении гражданки Ч. к административной ответственности за нарушение режима пребывания в России суду была предоставлена справка о том, что она беременна и, с ее слов, намерена вступить в брак с гражданином Российской Федерации. Но суд посчитал, что гражданка Ч. на момент рассмотрения в суде дела в отношении нее в браке с гражданином России не состояла (заявление о регистрации брака подано уже после вынесения постановления о возбуждении дела), сведений о невозможности получения сопутствующего беременности медицинского обслуживания на территории страны гражданской принадлежности ею не было представлено. В связи с чем суд посчитал, что оснований для признания правонарушения, вмененного Ч., малозначительным или назначенного административного наказания чрезмерно суровым не имеется.

В то же время Верховный Суд Российской Федерации недавно дал ответ на вопрос, следует ли назначать в отношении иностранных граждан, имеющих семью и детей на территории Российской Федерации, административное наказание в виде выдворения за пределы Российской Федерации при нарушении ими режима пребывания на территории России (постановление Верховного Суда РФ от 13 марта 2017 г. № 64-АД17-1).

Так, по делу гражданки Д., которая по истечении разрешенного срока временного пребывания не выехала за пределы Российской Федерации, суд первой и надзорной инстанции определили ей наказание в виде штрафа с административным выдворением в виде самостоятельного контролируемого выезда из Российской Федерации (постановление Ногликского районного суда Сахалинской области от 1 октября 2013 г. по делу № 5-31/2013, постановление Сахалинского областного суда от 11 января 2016 по делу № 4а-1/2016). На доводы защитника Д. о том, что нарушитель находится в брачных отношениях с гражданином Российской Федерации и имеет несовершеннолетнего ребенка, суды посчитали, что эти обстоятельства не освобождают ее от обязанности соблюдать иммиграционное законодательство и не являются основанием к невозможности применения к ней наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации.

ВС РФ с позицией судов первой и надзорной инстанций не согласился (постановление Верховного Суда РФ от 13 марта 2017 г. № 64-АД17-1). По мнению суда, назначение наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации должно основываться на данных, подтверждающих действительную необходимость применения к виновному лицу такой меры ответственности. Кроме того, суд считает, что такая мера наказания назначается в случае, если это единственно возможный способ достижения баланса публичных и частных интересов в рамках административного судопроизводства.

Суд также отметил, что согласно ч. 2 ст. 1.1 КоАП РФ данный кодекс основывается на Конституции РФ, общепризнанных принципах и нормах международного права и международных договорах Российской Федерации. В силу положений ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция) каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни и не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права. Вместе с тем иностранному гражданину въезд в Российскую Федерацию не разрешается в течение пяти лет со дня административного выдворения (п. 2 ст. 27 закона о порядке выезда и въезда в Российскую Федерацию). Таким образом, суд пришел к выводу, что такая мера наказания, как выдворение, не исключает серьезного вмешательства со стороны государства в осуществление права Д. на уважение семейной жизни.

Кроме того, ВС РФ подчеркнул, что Постановлением от 14 февраля 2013 г. № 4-П КС РФ признал, что устанавливаемые в КоАП РФ правила применения мер административной ответственности должны не только учитывать характер правонарушения, его опасность для защищаемых законом ценностей, личность правонарушителя, но и гарантировать тем самым адекватность порождаемых последствий тому вреду, который причинен в результате административного правонарушения.

Так, с учетом личности Д., а также конкретных обстоятельств (ее семейного положения), суд принял решение, что назначение Д. административного наказания в виде административного выдворения противоречит требованиям ст. 8 Конвенции.

Таким образом, постановления судов первой и надзорной инстанции подлежат изменению путем исключения из них указания на назначение ей административного наказания в виде административного выдворения, постановил ВС РФ.

Вернуть ребенка родителю! Даже из-за границы

Вернуть ребенка родителю! Даже из-за границы!

Прежде всего, впервые международный договор становится в России актом прямого применения. Нет, и до этого, международные договоры должны были применяться, и применялись, «впрямую», даже если не было специального закона в РФ об этом. Но тут впервые, в сущности, для «работы» одной Конвенции, в Гражданский процессуальный кодекс вносится целая глава с очень особенными правилами, не применимыми более нигде.

О самой Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей нужно говорить и писать особо, но в данном случае интерес автора вызывает набор специализированных процессуальных норм, примененных законодателем.

Гражданский процессуальный кодекс (ГПК) — закон, который, как и каждый процессуальный закон, должен находиться в состоянии стабильном настолько, насколько это возможно. Каждое изменение, во-первых, встряхивает огромный судейский корпус и остальных правоприменителей, в сущности, всю совокупность граждан РФ, которые так или иначе пользуются услугами гражданского правосудия. Во-вторых, если изменение серьёзно, встаёт вопрос, а как быть с делами, рассмотренными «по-старому»? Нет, вопрос не юридический — понятно, что они действительны, если было соблюдено законодательство, действовашее в то время — но человечески весьма обидно, что вчерашнее дело может быть обжаловано в течение 10 дней, а завтрашнее, например, уже в течение месяца. И, напротив, вчерашнюю частную жалобу рассматривали трое судей, а по-новому — один. И так далее. Это не способствует стабилизации (не говоря уже, улучшению) отношения к судебной системе. Третья проблема заключается в том, что чем более специализируются процессуальные нормы, тем более встает вопрос о механизации правосудия, у законодателя возникает желание всё дотошнейшим образом прописать, оставляя судье совершенно чиновничью обязанность «сверить» реальность и текст «пп. 17 п. 3.1 ст. 326.26», что подтачивает и судейскую независимость тоже.

Но тут — случай совершенно особый. В сущности, ни один закон РФ не удостоился отдельной главы в ГПК, все, в той или иной степени, обходятся общими нормами. Конвенция — иной случай. Итак, что главное.
Закон упорядочивает и вносит понимание, наконец, в ту, «вольницу», которая была в вопросе об исполнении решений судов по спорам о детях, до этого. Исполнить эти решения было порой невозможно.

Приходил пристав с решением «передать ребенка матери», а из-за двери детский голос отвечал: «Не хочу к ней!». И пристав уходил. Почти так всё и бывало. Теперь приставу «приделали» педагога, психолога, переводчика, да кого угодно, чтобы этот вопрос всё-таки решать.

Важнейшим положительным фактором данного закона является и то, что он легализует, вводит в правовую систему страны международный договор, как есть, без «ситечка» федерального законодательства. Уж что подписали — то и выполняйте.

А выполнять есть чего. По Конвенции, родитель (имеется в виду любое лицо с правами опеки, но тут будет упрощать: споры чаще всего между двумя родителями), ребенка которого увезли в каком-то направлении за границу, вправе, через центральный орган своей страны или страны, где ребенок находится, обратиться с заявлением о его возврате.

Читать еще:  Как продать дом, в котором прописан бывший муж?

Для этого заявления, в сущности, может быть даже не приложено никаких доказательств, просто: написал, отправил, сел ждать.

Получив такое заявление, Министерство образования и науки РФ (а оно у нас по Постановлению правительства — центральный орган по применению этой Конвенции), тут же начинает искать ребенка (через приставов и органы опеки), и, если находит, сообщает родителю-заявителю.
При этом Минобрнауки сообщает заявителю, в какой суд ему необходимо обратиться, чтобы ребенка вернуть.

Интересно, что законом специально определены восемь таких районных судов. И это — большая законодательная новость, ни в одном другом случае такого нет. В АПК, например, есть специальная подсудность дел про имущество за границей — Арбитражный суд Московской области, но это, пожалуй, и все исключения. То, чтобы районный суд какого-то города наделяли какими-то особенными полномочиями, такое впервые.

Теперь судьи Тверского районного суда города Москвы (по ЦФО), Дзержинского районного суда города Санкт-Петербурга (по СЗФО), Первомайского районного суда города Ростова-на-Дону (по ЮФО), Пятигорского городского суда Ставропольского края (про СКФО), Канавинского районного суда города Нижнего Новгорода (по ПФО), Железнодорожного районного суда города Екатеринбурга (по УФО), Центрального районного суда города Новосибирска (по СибФО) и Центрального районного суда города Хабаровска (по ДВФО) будут рассматривать все подобные дела, обо всех детях в пределах федеральных округов.

Решение необычное. Наверное, логично было бы отдать это, например, судам областного уровня, где умеют работать с иностранцами (иностранное усыновление идет только через областные суды), но решили сделать ещё более затейливо.

К слову, автор думает, что если таких дел будет слишком много, то придумают просто специальные (вероятно, ювенальные, суды). Сначала — по федеральным округам, а там — видно будет.

Итак, если иностранный родитель, у которого похитили (термин не криминализован, и означает, по Конвенции, в том числе, и удержание, помимо воли второго родителя) ребенка, обращается, например, в Тверской районый суд города Москвы с соответствующим заявлением, то суд должен рассмотреть это заявление в течение 42 дней. Это — тоже удивительная новелла. К сожалению, ничего (как и в другом месте ГПК, где говорится, что дела должны рассматриваться за два месяца) не говорится, что будет, если этот срок не выдержать… Ну, да, «комппенсация за нерассмотрение дела в разумный срок», статья 6 «прим», читали.

Обеспечением данного иска может быть применен запрет менять место пребывания ребенка. Это — огромная новелла. Ничего подобного не было даже в практике, не говоря уже о теории. И это очень сильно приближает нас к правовым реалиям западных стран, где нормальным для суда является, например, запрет ответчику не приближаться ближе километра к жилищу истца. То ли ещё будет.

Второй запрет тоже нов для гражданского процесса: временно ограничить ответчику выезд из РФ. Про это мы, конечно, слышали у судебных приставов. Суды это будут применять впервые.

Новеллой для российского гражданского процесса является и то, что введен прямой запрет на предъявление встречного иска, а также любого увеличения требований: только одно требование о возврате ребенка или обеспечении прав доступа. И это — бомба, конечно.

При этом, остальные суды, рассматривающие иски о правах на данного ребенка, должны приостановить рассмотрение дела до вступления в законную силу решения суда о возврате (или об отказе в возврате) ребенка. Это — бомба номер два, совершенно атомного уровня.

Подытоживая, ровно в этой сфере (споры родителей о месте жительства и порядке общения с ребенком), ровно для случаев, когда произошло «похищение» (или несанкционированный увоз ребенка, или его несанкционированное удержание) ребенка из другой страны, теперь у нас будет вполне себе западный подход к этому вопросу. Решение суда, которое надо будет выполнять, и, судя по всему, выполнять будут строго.

Появляются восемь судов, которые будут в этом вопросе жестки и бескомпромиссны, в этом нет никаких сомнений.

Эпоха, когда достаточно было схватить ребенка и убежать, чтобы навсегда исключить отца (чаще всего, именно его) из жизни ребенка, заканчивается. Трещина есть, и через нее началось просачивание…
Что делать? Если вы — иностранный родитель, вы жили-жили, и у вас из-под носа увезли ребенка в Россию, у вас появился шанс вернуть его домой. Если вы — российский родитель, и ситуация зеркальная, то вы также имеете шанс вернуть ребенка, и достаточно (по сравнению, с имевшимися процедурами), быстро.

Если же вы — тот родитель, рядом с которым ребенок сегодня, а есть кто-то, кто претендует на его «возврат» за границу, придётся бороться, доказывать те вещи, и таким образом, каким до этого, как правило, не приходилось.

Правило «она же мать» больше не работает. Подход «защитить права родителя» больше не работает. Придется защищать именно что права ребенка.

Но есть и положительное. То, что прописано в этом законе — гораздо больше правосудие, чем история, складывающаяся в судах: тетя из опеки, тётя на кафедре — и получите, папа, свои три часа в неделю… Или эти бесконечные, многосерийные лишения родительских прав… Теперь — придётся доказывать каждый довод.

И это (для тех, кто умеет) — очень положительный факт.

специалист по семейному и детскому (ювенальному) праву

Запрет на выезд ребенка за границу: изменения с 12 июня 2019 года

Вступил в силу приказ МВД о новом порядке запрета на выезд детей за границу. В нем описано, кому, что и куда нужно подавать, чтобы ребенок не смог выехать за пределы России. В этом приказе не так много изменений по сравнению с процедурой, которая была раньше, но есть принципиальные поправки. Старые правила больше не работают.

Если собираетесь в отпуск с детьми или боитесь, что ребенка увезут без вашего разрешения, — вот подробный разбор, как все проверить и оформить. Когда запрет на выезд всплывает на паспортном контроле, шансов вернуть деньги за путевку почти нет.

Главное о запрете на выезд детей

Чтобы запретить ребенку выехать из страны, нужно оформить заявление о несогласии на выезд. Так может сделать только законный представитель, а не любой родственник.

Это заявление подается в МВД, а не в пограничную службу. Данные о ребенке внесут в общую в базу.

Если ребенку запрещен выезд — его не выпустят на границе.

Запрет может отозвать тот, кто его наложил. Если хотите добиться справедливости, нужно судиться с этим человеком, а не с МВД или пограничниками.

О запрете можно узнать заранее по запросу. Электронных сервисов для проверки нет.

Запрет на выезд важнее, чем согласие на выезд. Если мама отправила дочку с тетей за границу и дала согласие, а папа подал на запрет — дочку не выпустят.

С 18 лет дети сами ездят куда хотят.

О каком запрете речь?

Законный представитель ребенка может запретить ему выезд за границу. Такое право есть у родителей, опекунов и усыновителей. Развод или оформление брака при этом не имеет значения: если у взрослого есть родительские права, он может наложить запрет и ребенка не выпустят из страны.

Например, есть мальчик Ваня. Его родители в разводе и поссорились. Мама собралась с Ваней на отдых в Турцию, а папа написал бумагу, что он против и не разрешает везти Ваню за границу. Мама может поехать одна, а Ваня не пройдет пограничный контроль — в Турцию он не полетит, потому что папа против.

Запрет на выезд за границу оформляется отдельным документом на уровне ведомств. Если папа Вани просто скажет маме: «Я не хочу, чтобы сын летел за границу», его могут не послушать. Пограничникам нужен официальный запрет — устный или незарегистрированный не считается.

Раньше порядок запрета устанавливало правительство. Но то постановление больше не действует. Ориентируйтесь на приказ МВД.

Как оформить запрет на выезд?

Чтобы запретить ребенку выехать из страны, нужно оформить заявление о несогласии на выезд — официально документ называется так.

Раньше его подавали в погранслужбу ФСБ. С 12 июня заявление нужно подавать в подразделение по вопросам миграции МВД. Пограничники документы больше не принимают. За границей запрет нужно оформлять через консульство.

Заявление нужно подавать лично вместе с такими документами:

  • паспорт того, кто запрещает выезд ребенка;
  • свидетельство о рождении ребенка или нотариально заверенную копию;
  • подтверждение, что ребенок — гражданин РФ.

В заявлении можно указать данные второго родителя. Оригиналы документов проверят и вернут. Копии назад не отдадут.

Как будут проверять запрет при выезде ребенка?

Заявление от родителя, который против заграничной поездки ребенка, регистрируют и вносят в общую базу. Все данные передают в погранслужбу. При прохождении пограничного контроля будут видны все запреты: детям — от родителей, родителям — от приставов.

Если у ребенка запрет, ему не дадут вылететь за границу. Никакие уговоры, объяснения, просьбы на пограничников не подействуют. Даже если у вас на руках назначение врача и вы потратили все накопления на путевку, ребенок плачет и просится на море — не поможет. Не потому, что пограничники плохие люди, а потому, что такой порядок.

Как отменить запрет на выезд?

Запрет может отозвать тот, кто его наложил. Тогда второму родителю ничего делать не надо.

Если добровольно запрет не отзывают, есть только один вариант — идти в суд. При оформлении запрета сотрудники МВД предупреждают, что второму родителю придется оспаривать его в суде. То есть папа, который запрещает заграничные поездки своему сыну, совершенно точно понимает, что маме придется ходить по судам. Других вариантов оспорить запрет в законе нет.

Оспаривать запрет иногда приходится в нескольких инстанциях: один суд говорит, что отец злоупотребляет правом и пусть его дочь едет за границу. Верховный суд говорит, что пусть отец сам решает, куда поедет его дочь, — у него такие же права, как у матери.

Такой запрос стоит сделать незадолго до поездки, чтобы не остаться без отпуска, потому что оформить запрет могут в любое время. Месяц назад его еще не было, а за неделю до вылета уже есть. Заявления регистрируют быстро — за несколько дней. Чтобы снять запрет через суд, придется потратить несколько месяцев.

Если в заявлении были указаны данные второго родителя, по новому порядку ему будут отправлять уведомления по почте: «Вашему ребенку запрещен выезд за границу». Но данные могли не указать, или письмо не дойдет, или его не получат. В общем, проверяйте сами.

Никаких электронных сервисов для проверки запрета пока не придумали.

Действует ли запрет, если есть согласие на выезд?

Даже если родитель когда-то дал нотариальное согласие на выезд, он может позже наложить запрет. И тогда согласие не сработает — ребенка не выпустят.

Если когда-то при разводе вы договаривались, что проблем с выездом не будет, и даже оформили все у нотариуса, это не значит, что в аэропорту не будет неприятного сюрприза. Запрет могут наложить спустя годы.

Если ребенку исполнилось 18 лет

Совершеннолетний ребенок сам решает, куда, с кем и зачем ему ехать. Он может не учитывать мнение родителей. Если папа против поездок 18-летнего сына за границу, он все равно не может ему запретить. А поданные ранее заявления уже не будут работать — можно даже не проверять.

Когда нужно получать согласие

Согласие и запрет — это два разных документа. Запрет оформляют через подразделение МВД, а согласие — у нотариуса. Согласие от одного из родителей понадобится, только если ребенок едет не со своим законным представителем — например, летит в Турцию с бабушкой или в Испанию с тренером. Тогда мама или папа должны оформить нотариальное согласие. Обоим родителям соглашаться не обязательно — достаточно документа от одного. При условии, что второй не запрещал.

Если ребенок уезжает за границу с кем-то из родителей, оформлять согласие от второго не нужно. Если нет запрета на выезд, можно спокойно ехать и не тратить деньги на лишние документы.

А вот если один родитель наложил запрет, а другой выдал бабушке согласие на выезд, ребенка все равно не выпустят.

Если о запрете стало известно в аэропорту

Выехать не получится. Ребенку могут предоставить место для отдыха, пока его не заберет кто-то из близких. Или придется остаться с ним и без отпуска.

Деньги за путевку вернуть не удастся. Спасет только страховка от невыезда, если она действует для таких случаев. Проверять запреты — обязанность родителей, а не турагентства. А вот отсудить убытки у того, кто запретил выезд, вполне реально. Но для этого нужно собрать доказательства. Есть пример, когда одной маме это удалось.

Мама купила себе и сыну путевки в Турцию. Но в аэропорту узнала, что бывший муж два года назад подал заявление о запрете на выезд. Путевка сгорела, ребенок сильно расстроился из-за сорванного отдыха. Мама подала на его отца в суд: потребовала всю стоимость путевки и моральный ущерб. А заодно попросила суд разрешить ребенку поехать в Турцию в следующем году. И выиграла: отец ребенка должен выплатить 85 тысяч рублей за путевку, еще 20 тысяч морального вреда и 30 тысяч за услуги юриста. А отдых в Турции им все-таки разрешили, несмотря на запрет папы.

Если не удается оспорить запрет на выезд или получить согласие

Придется путешествовать по России. Это запретить точно не смогут. Можно поехать с ребенком в Сочи, Карелию или на Байкал. Вот расклад по отдыху в России:

Выезд ребенка на постоянное место жительства в иностранное государство без согласия другого родителя

Отказ второго родителя на выезд несовершеннолетнего ребенка на постоянное место жительства в другую страну может быть преодолен в судебном порядке.

Здравствуйте!
Подскажите, пожалуйста, есть ли у меня шансы выехать на постоянное место жительства из России с ребенком при несогласии с этим бывшего мужа?

Договориться с ним мирным путем, конечно, идеальный вариант. Я могу обещать гарантированные ежегодные встречи его с дочкой в России, привозя ее за свой счет. Но мы при разводе-то договориться не могли, пришлось в суде решать, чтобы шестилетнюю девочку определить жить с мамой. А сейчас, когда я хочу уезжать к моему будущему мужу за границу, уверена, бывший муж не даст согласия, будет требовать определить место жительства ребенка с ним, если я хочу уезжать.
Прошу прощения за обнажение эмоциональной части проблемы, но это имеет значение. Со стороны бывшего мужа это, конечно, глупость – так спорить, ясно, ведь, что, если до этого папа на ребенка не особенно тратил свою жизнь и силы (когда жили вместе) – жил для себя в своем ритме и режиме, что ребенку не давало абсолютно ничего (ни его времени и внимания, ни материальной поддержки – все на мне было). Соответственно, вряд ли после развода бывший муж изменил бы свою жизнь ради того, чтобы растить дочь. Т.е. спорит только из вредности, чтобы сделать плохо мне, не думая совершенно о ребенке. У бывшего мужа неплохое положение: я работаю (зарабатываю не очень много, но алименты он платит с официальной заработной платы совсем смешные, они мало помогают – 1500 рублей в месяц), все свое свободное время посвящаю дочкиной учебе в школе и музыкальной школе. А папа получает (когда захочет “поиграться”) ребенка уже без проблем: здорового, успешного, не приложив к этому абсолютно никаких усилий. Поэтому, думаю, несправедливо было бы лишать нас с дочкой нашего семейного счастья ради удовлетворения потребности папы в общении с дочерью, (ей это дает немного, она не избалована его вниманием), хоть он и имеет на это право, но права ребенка важнее. А ребенок имеет право на существование в нормальной семье, которую мы собираемся создать с моим будущим мужем. Его дочка (ей 9 лет) обожает, хочет, чтобы мы жили вместе, очень просит об этом и ждет. Она прекрасно понимает, что есть ее папа, которого она любит, но который живет отдельно, т.к. с мамой их жизнь не сложилась (и она помнит, как было всем некомфортно при той жизни вместе). С папой она хочет видеться, общаться, а жить она хочет со мной и с моим любимым мужчиной (говорит об этом частенько, хотя я стараюсь избегать этих разговоров), который очень заботливо и трепетно относится ко мне, что дочку очень радует (бывший муж по отношению ко мне был агрессивным, грубым, и она это помнит). У бывшего мужа положение после нашего отъезда не сильно изменится: будет также жить своей жизнью, получать для общения ребенка, ну пусть не каждый месяц на выходной, но зато каждое лето на дачу на целый месяц. По-моему, неплохо. И при этом, от него опять же никто ничего не требует, кроме того, чтобы не препятствовал нормальной жизни дочки. Убедить в этом бывшего мужа невозможно, пока он хочет насолить мне, даже не думая о ребенке (думая о своей выгоде – иметь ребенка поближе к себе). Остается только надеяться и желать ему скорейшего обретения собственного счастья в виде новой супруги и их ребенка, ведь счастливый человек добрее. Правда, ждать у меня нет времени, жизнь-то идет, хочется сейчас получить “отпущение”. Поэтому, я хочу знать все варианты действий, которые у меня имеются.
Подскажите, пожалуйста, есть ли у меня шанс получить решение суда о том, чтобы бывший муж не препятствовал отъезду дочки в другую страну. Дело осложняется тем, что зарегистрировать брак мы пока не можем (примерно в течение года, т.к. у моего будущего мужа не оформлен развод).
С уважением, Светлана!

Сообщать эмоциональные подробности Вашей ситуации вовсе не нужно, поскольку мотивы поведения таких супругов хорошо известны и довольно распространены, кроме того существенного влияния на юридические аспекты ситуации не оказывают.

Тем не менее, что касается вопроса о принципиальной возможности выехать на постоянное место жительства без согласия бывшего мужа.

Статья 21 Федерального закона “О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию” (далее – ФЗ) устанавливает судебный порядок для разрешения вопроса о выезде несовершеннолетнего при заявленном несогласии одного из родителей. Анализ статьи 20 указанного ФЗ приводит к выводу о том, что речь идет о временных выездах за границу. В тексте статьи содержится прямое указание на то, что в согласии на выезд определяется срок, на который выезжает несовершеннолетний гражданин, и названия государств, которые он намерен посетить. В этой же статье названы лица, которые дают согласие на выезд несовершеннолетнего. Это – родители, усыновители, опекуны или попечители. Из смысла ст. ст. 20, 21 ФЗ следует, что при согласии одного из родителей на выезд несовершеннолетнего за границу согласие второго родителя предполагается и предусматривается возможность заявить о несогласии на выезд.

Вопрос об определении места жительства несовершеннолетнего в случае, когда родитель, с которым проживает несовершеннолетний, выезжает на постоянное место жительства в другое государство, представляется более сложным. Такие ситуации возможны, если родитель, проживающий с несовершеннолетним, заключает брак с иностранцем, либо решает иммигрировать, или находит работу по контракту, предполагающему длительное проживание в зарубежной стране.

Как правило, для оформления въездных документов посольства иностранных государств требуют разрешение на выезд от родителя, не проживающего совместно с ребенком.

Прямого урегулирования вопроса о порядке выезда ребенка, проживающего с одним из родителей, на постоянное место жительства в другую страну в законодательстве не содержится.

В случае если имеется судебное решение, в котором определено место жительства ребенка по месту жительства одного из родителей, оно распространяется на конкретные условия, в которых ребенок и родитель проживали на момент его вынесения. Перемена места жительства, тем более смена страны проживания, является существенным изменением условий жизни и открывает новые обстоятельства в вопросах определения места жительства ребенка.

Исходя из этих обстоятельств, в случае несогласия или невозможности получить согласие второго родителя на выезд несовершеннолетнего ребенка на постоянное место жительства в другую страну необходимо обратиться в суд за получением разрешения на выезд несовершеннолетнего гражданина.

В судебном заседании будут рассмотрены все обстоятельства, в связи с которыми изменяется место жительства несовершеннолетнего. Будет исследовано материальное положение супруга (будущего супруга) в случае, если перемена места жительства связана с браком родителя. В случае если имеются иные причины перемены места жительства, суд по мере необходимости исследует возможные экономические, социальные и материальные условия, в которых будет проживать несовершеннолетний. При этом представляется, что в решении суда должно содержаться указание, что ребенок выезжает на постоянное место жительства. Такое решение суда будет основанием для посольства иностранного государства для оформления въездных документов несовершеннолетнему.

Кузнецов Евгений Алексеевич
Адвокат адвокатской палаты г. Москвы

У вас есть свое мнение, вопрос или вам нужен совет адвоката по теме этой публикации?

Напишите в комментариях!

Изложите кратко обстоятельства, в связи с которыми хотите получить совет адвоката, и задайте свой вопрос.
Просим учесть, что полноценной консультации с подробным разъяснением всех возможных путей решения проблемы вы таким образом получить не сможете, т.к. для ее подготовки требуется время, необходимое для соотнесения той или иной ситуации с нормами действующего законодательства, ее регулирующей, а адвокат достаточно занят, чтобы отвечать на все поступающие вопросы в том объеме, в котором бы хотелось обратившемуся.
Обратите также внимание на то, что ответы на вопросы Евгений Алексеевич дает по своему усмотрению, и направлены они на информирование в общем виде, как поступить в той или иной ситуации. Детальное изучение сложных по своему содержанию ситуаций в этом формате невозможно.
А для того, чтобы гарантировано получить подробный мотивированный ответ на все свои вопросы с детальным изучением обстоятельств вашего дела/ситуации воспользуйтесь полноценной консультацией адвоката.

Читать еще:  В чем разница между трактористом и трактористом машинистом

Российский суд не поможет: как защитить своих детей в браке с иностранцем

Сейчас Евгений Тарасов представляет сторону Татьяны Дюмон, чей процесс продолжается в Екатеринбурге. В начале июня Железнодорожный районный суд удовлетворил гражданский иск 44-летнего француза Жана-Кристофа Дюмона к 40-летней супруге Татьяне. Иностранец обвинил жену в похищении сына. Как утверждает муж, Татьяна в обход семейного бюджета купила билеты, забрала мальчика с уроков, бросила автомобиль у подготовительной школы и скрылась из Франции в неизвестном направлении. Татьяна же настаивает, что Дюмон дал устное согласие на ее отъезд в Россию вместе с ребенком. Недавно Татьяна проиграла апелляцию и собирается подавать кассационную жалобу.

Француз обвинил русскую жену в похищении ребенка. Суд в Екатеринбурге встал на его сторону

Адвокат Тарасов защищал права матери и в споре между Аленой Захаровой и Янником Петтерсеном в Санкт-Петербурге, о чем 66.RU писал в апреле. Тогда Янник подал на жену заявление в датскую полицию о похищении дочери, хотя у Алены была подписанная Янником и действующая три года доверенность на вывоз ребенка в Россию. Через два дня по решению суда Алену лишили родительских прав. Кроме того, муж подал исковое заявление в Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга о возвращении ребенка в Данию. Спор завершился в пользу Алены: Евгений добился отмены решения первой инстанции, и девочка осталась в России.

Практика, когда суд встает на сторону супруга из другой страны, в России не редкость. Решения, которые российские суды выносят в пользу супругов-иностранцев, основываются на Гаагской конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей.

Конвенция гласит: приоритетом в решении семейных споров становится «страна обычного проживания ребенка», где тот жил дольше и успел освоиться. Однако анализ применения Конвенции, который провели пять лет назад по заказу российского Минобра, показывает, что из-за рубежа в Россию детей передают гораздо реже, чем наоборот. Конвенция не защищает от похищения супругами детей, рожденных русскими женщинами за границей. Напротив, она упрощает процедуру отъема ребенка.

Что не так с Гаагской конвенцией

— Перекос в пользу супругов-иностранцев объясняется в первую очередь Гаагской конвенцией, правильно? И дело не в том, мать или отец становятся истцом.

— Да, в этих делах истец-иностранец имеет изначальное преимущество. Стандартное правило гражданского процесса: каждая сторона доказывает то, на что ссылается. А здесь [в случае с Гаагской конвенцией] действует презумпция возвращения. На сегодня нет никаких разъяснений Верховного суда или обзора практики, в котором говорилось бы, как судам вести себя в таких процессах правильно. Поэтому каждый суд в России действует так, как считает нужным. Это некая западническая позиция, строго законная — и без учета других законов, без учета Конституции. Раз конвенция — давайте [детей] выдавать. Есть суды, которые так функционируют. Есть другие суды, которые сначала стараются исследовать наилучший интерес ребенка, а потом уже понять — а нужно ли этому ребенку возвращаться, будет ли это отвечать его интересам, есть ли риски для матери.

26-летняя Дарья Ди Сальвио вместе с двухлетней дочкой покинула Италию в сентябре 2018 года. Говорит, не выдержала побоев и унижений от мужа-иностранца. Девушка решила остаться у родителей в Свердловской области и подала на развод. Тогда супруг обвинил Дарью в похищении и пытался через суд добиться возвращения малышки. Процесс закончился в пользу итальянца. В начале июня Дарья сбежала с дочерью, и сегодня о местонахождении мамы и девочки знают только родители.

Большинство женщин, которые уехали за рубеж, а потом вернулись на родину с ребенком, не могут снова уехать за границу не только потому, что для них там возникает риск уголовного преследования, но и потому, что будут там фактически людьми второго сорта. Обычно у этих женщин нет гражданства, часто даже вида на жительство нет, нет образования, которое имело бы силу в этой стране. Например, Татьяна Дюмон пять лет стояла на бирже труда во Франции, но ей так ничего и не подобрали. Суд в таких случаях понимает: эта мать мало что даст ребенку — она сама себя обеспечить не может.

— Но есть ведь юридически обоснованная поддержка со стороны отца — те же алименты при разводе.

— В таких ситуациях отец может уже перестать платить алименты или даже не начинать платить. Часто это делают сознательно, по рекомендациям адвокатов в том числе. Это разработанная стратегия выдавливания бывшей жены из ситуации, из страны, чтобы оставить детей себе.

— Споры за детей между гражданами России все-таки чаще заканчиваются в пользу матерей — особенно если ребенок не достиг трех лет и еще чисто биологически нуждается в маме. Тогда ребенка оставляют с женщиной, даже если та очевидно асоциальная. Это российская практика. Но отсюда вопрос. Когда рассматривали дело Алены Захаровой и Янника Петтерсона, их дочке Сисилии было два года. При этом суд первой инстанции все-таки вынес решение в пользу Янника и постановил вернуть девочку в Данию. Почему?

— Это один из критикуемых недостатков [Гаагской] конвенции. Там не делается различий по возрасту ребенка. Даже если ребенку один год и тот кормится грудью, его тоже можно в принципе переместить, вернуть назад. Есть Декларация прав ребенка 1959 года, где говорится: малолетний ребенок не должен быть разлучен с матерью, если для этого нет существенных причин. Верховный суд в обзоре практики 2015 года сказал об этом так: ребенок не может быть разлучен с матерью до тех пор, пока не будет установлено, что разлучение будет действительно необходимо, потому что иначе нельзя.

В России поддерживают матерей в этом отношении. Я всегда говорю: надо, чтобы отец был идеальным, а мать — просто была. Чтобы решение вынесли в пользу отца, должны быть суперидеальный отец и супернегативная мать.

Случай Алены Захаровой, которую защищал Евгений Тарасов, выбивается из ряда историй, когда граждане других стран через суд отбирали детей у русских жен. За право оставить дочь в России женщина боролась с супругом — датчанином Янником Петтерсоном — с октября прошлого года и выиграла апелляцию. Эта судебная эпопея началась с того, что между супругами испортились отношения. Янник и его мать пытались ограждать ребенка от Алены и даже однажды выгоняли ее из дома. У женщины заканчивался вид на жительство в Дании. Алена просила мужа продлить визу, но тот не реагировал. Из-за возможной депортации и страха, что дочку отберут, Алена улетела с малышкой к родителям в Санкт-Петербург. У женщины была подписанная мужем и действующая три года доверенность на вывоз ребенка в Россию, и все же Янник в тот же день заявил в датскую полицию о похищении девочки. На Алену завели уголовное дело, а через два дня по решению суда лишили родительских прав.

Кто поможет и как защищаться

— Как часто используется крайняя мера — ограничение или лишение родительских прав? Если не говорить о лишении прав заграничным судом после открытия уголовного дела, как в случае с Аленой.

— В России к лишению родительских прав подходят достаточно мягко, потому что у опеки есть понятие «предупреждение на первый раз». У нас стараются сохранить ребенка в семье максимально долго, чтобы свести к минимуму вторжение государства в семейные отношения. Как раз то и удивляет, с какой легкостью наши суды перечеркивают собственную практику и отдают детей по той же Конвенции.

— Суд разве не должен считаться с мнением ребенка? С десяти лет закон обязывает учитывать его желание остаться с кем-то из родителей.

— Да, но есть негативная практика. Недавно в Ростове у меня было дело, совершенно понятное: 11-летняя девочка высказала мнение, что не хотела бы возвращаться в Гонконг. Суд по своей инициативе назначает экспертизу, в которой спрашивает, может ли девочка в таком возрасте что-то решать. Эксперт говорит: нет, не может. И при этом устанавливает, что девочке 11 лет, а ее развитие соответствует возрасту.

Это опасная тенденция, потому что в законе не написано, что это должно быть осознанное решение ребенка. Люди иногда и в 40 лет не знают, где хотят жить и что делать. Это не значит, что человека надо лишить дееспособности — отобрать все и отправить в психоневрологический интернат. Часто у ребенка мотивы какие? Здесь друзья, а там друзей не было. Или — тут я хорошо говорю по-русски, а там — проблемы с языком. Это детские мотивы, но суд должен это учесть и сказать: да, твое мнение есть, но я его не принимаю, потому что оно идет вразрез с твоими интересами.

— Раз уж желания ребенка — сложная материя, суд может обращаться к органам опеки. Верховный суд запрещает делегировать полномочия опеке, но ведь ее мнение могут принять во внимание?

— Да, есть такое заключение. Но у нас очень слабые органы опеки. Эффективность опеки во многом зависит от личности, которая там работает. А работают там обычно простые женщины, которые рассуждают бытовыми категориями и подвержены влиянию. Часто там даже юриста нет.

Особенно в регионах у органов опеки, мне кажется, случается ступор, когда видят международную конвенцию с труднопроизносимым названием. Они не могут принять самостоятельного решения и думают: подали в суд, вроде бы есть конвенция. Ой, от греха подальше — пусть выдают. Опять же принцип: «Сама дура, что уехала, и вообще, ребенку там будет лучше, там заграница». Но не каждый иностранец и не каждое государство — идеальные.

— Если опека бессильна, суд формален, а в другом государстве ты можешь стать уголовно преследуемым человеком, то как можно обезопасить себя на случай таких разбирательств? Как вы уже сказали, есть вот это: «Сама уехала, сама виновата». Что-то изменится, если рожать ребенка в России?

— Если родите в России и уедете жить в страну супруга, будет то же самое.

— Как тогда предупредить проблему?

— Нет механизма, который бы позволил заранее этот вопрос решить. Даже в брачные договоры большинства стран нельзя включать условия о детях. Там нельзя написать такое условие, что в любой момент можно с ребенком уехать. В Гаагской конвенции есть понятие не только незаконного перемещения, но и незаконного удержания. Соответственно, как только вторая сторона сказала: хочу, чтобы вы с ребенком срочно вернулись, ваше пребывание в другой стороне становится нарушением.

Как вариант, надо, чтобы сразу после рождения ребенка супруги подписали документ, где будет указано, что никто не против, что до 18-летия ребенок может свободно жить и в России, и в иностранном государстве. Опять же — это не означает, что потом супруга-иностранца не переклинит и тот не подаст заявление, чтобы суд заблокировал выезд для ребенка — из принципа, на всякий случай.

К сожалению, наверное, остается кардинальное решение — это не жить за рубежом постоянно или вообще не жить за рубежом. Извините, но, как говорится, лучший способ контрацепции — это воздержание. То же самое и здесь. Можно воздержаться от брака с иностранцем, и тогда проблем не будет. Женщины возвращаются в Россию с надеждой, что их здесь защитят, но в итоге попадают в очень вредную среду, которая их совершенно здесь не ждет и с радостью предпишет возвращение, дабы продемонстрировать исполнение Конвенции.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector