Через какое время смогу полноценно работать?
Advokat-pavlovich.ru

Юридический портал

Через какое время смогу полноценно работать?

Как часто нужно менять работу

Чем плоха частая смена работы?

Регулярные изменения нельзя оценить однозначно плохо. Они расширяют кругозор: человек, который часто меняет работодателей, быстрее приспосабливается к новым бизнес-процессам. Это ценят в любой компании.

Елена Эрлих, начальник управления по работе с персоналом «Московского кредитного банка», считает, что чем чаще человек меняет работу, тем более стрессоустойчивым он становится. У специалиста развивается высокая адаптивность, ведь такой сотрудник несколько раз вливался в новые коллективы и работал в компаниях с разной спецификой.

С другой стороны, частая смена работы не позволяет полноценно погрузиться в бизнес-процессы. От этого страдают продуктивность, правильное понимание ситуации и принятие решений.

Чего опасаться: работодатели из крупных компаний воспринимают частую смену работы как нестабильность. У них возникает подозрение, что сотрудник не справлялся с ответственностью, поэтому и был уволен с предыдущих мест, а непостоянный и проблемный сотрудник не нужен никому. Поэтому сроки работы менее года в резюме могут быть причиной того, что соискателя не зовут на интервью: если для увольнения были причины, не зависящие от вас, укажите это в резюме или объясните новому работодателю на собеседовании.

Как не «засидеться»?

Главный плюс в долгой работе на одном месте — стабильность. Она выгодна не только для специалиста, но и для работодателя. На некоторых позициях ценят сотрудников, которые работают много лет и знают все о компании.

«У кандидата, который проработал в компании продолжительный срок, есть больше возможностей на повышение в должности. Он хорошо знает специфику работы, структуру компании и понимает, как достичь результата. Такой кандидат считается стабильным и лояльным сотрудником, его ценят на рынке труда», — говорит Мария Оборина, эксперт по работе с соискателями сервиса «Готовое резюме».

Чего опасаться: чем дольше человек остается в компании, тем сложнее дается ему смена работы. Сотрудник, проработавший на одном месте 5-10 лет, может не понимать своих возможностей и столкнуться с серьезным стрессом при поиске нового работодателя. Такому человеку намного сложнее подстроиться под новые условия и инициировать изменения самому. Опытный кандидат может показаться негибким, заточенным под одну корпоративную структуру. Он будет долго привыкать к устоям новой компании и его придется переучивать, а работодатели не всегда к этому готовы.

Студентам можно больше

«Для студентов короткий срок работы — нормальное дело. Не все могут полноценно работать во время учебы, и студенты находят подработки или стажировки для того, чтобы получить опыт и небольшую зарплату как можно раньше, — уверена Анастасия Стасева, руководитель проекта YounGo в компании «Контакт». — Они могут работать в течение 2-6 месяцев, если совмещают работу и учебу. Это логичный подход: он не смутит работодателя, а будет воспринят как преимущество. Если говорить о гуманитарных специальностях, то многие компании склонны брать на стартовые позиции молодых специалистов, отбирая их по личностным компетенциям, а практическим навыкам учить уже на месте. Работу во время учебы работодатель может воспринимать рассматривать как активность и стремление к самостоятельности. В этом случае неважно, в какой сфере этот опыт был получен».

Чего опасаться: быстрый уход с первой постоянной работы будет «звоночком» для будущих работодателей. Они тщательно оценивают риски быстрого увольнения, учитывая особенности молодых людей, которые более мобильны и склонны к частым переменам в жизни. Если «скачки» с работы на работу уже были в прошлом кандидата после выпуска, их воспримут скорее негативно. Работодателя можно понять — на первом этапе в молодых специалистов вкладывается много сил, времени и средств, и нужно исключить риск, что эти инвестиции будут вложены зря. Идеальный срок работы на первом месте после выпуска — как минимум два года.

Проблема молодого сотрудника — без опыта на работу мало куда берут, и приходится набираться опыта в первой приглашающей компании. Часто первое место работы оказывается неинтересным или неперспективным, и молодой сотрудник хочет поскорее уволиться. Поэтому первый опыт лучше получать во время учебы.

Идеальное расписание увольнений

Единой формулы карьерного развития не существует. Считается, что в зарубежных компаниях нормально оставаться на одном месте 2-3 года, а в российских более консервативный подход — 3-5 лет, но в последнее время наметилось сокращение этого срока. Кандидат с таким опытом и ростом в компании будет интересен новым работодателям. Как правило, года достаточно, чтобы узнать все нюансы работы в компании и начал привносить свои улучшения. Главное не стоять на месте.

Исследование среди шести тысяч сотрудников показало, что главные причины увольнений — это уровень заработной платы, ограниченные возможности для профессионального обучения или развития и организация внутренних процессов в компании.

Мария Оборина, эксперт по работе с соискателями сервиса «Готовое резюме», считает, что есть ряд причин, по которым действительно можно задуматься об увольнении:

  1. Недобросовестность работодателя: финансовая непрозрачность, неуважительное отношение к сотруднику.
  2. Отсутствие карьерных перспектив по независящим от сотрудника причинам.
  3. Желание сменить сферу работы.
  4. Приглашение на более привлекательную должность в другой компании.
  5. Субъективные причины, связанные с переездом и личными обстоятельствами.
  6. Несоответствие занимаемой роли знаниям и компетенциям как в большую, так и в меньшую сторону.
  7. Слишком низкая заработная плата.
  8. Рабочие условия, негативно влияющие на здоровье сотрудника: переработки, плохо обустроенное помещение и устаревшие инструменты, высокий уровень стресса.

Причины, по которым не стоит уходить с работы:

  1. Несовпадение взглядов с руководителем на задачи и решения из-за повышенного чувства своей значимости.
  2. Отсутствие роста и повышения в первый год работы. Это слишком короткий срок для выводов.
  3. Недостаточная заработная плата. Для начала стоит обсудить этот вопрос с работодателем и соотнести свои профессиональные возможности с рынком.
  4. Неудобный путь до работы. Долгой дорогой иногда стоит пренебречь ради более значимых преимуществ и перспектив.
  5. Несоответствие ожидаемых задач действительности в первые две недели. Для более точных выводов стоит дождаться более длительного срока, например, окончания испытательного периода.
  6. Решения, принимаемые за один день: обиды, чувство недооцененности и несправедливости.

Мы провели эксперимент, чтобы выяснить, может ли отказ от 8-часового рабочего дня сделать работу эффективнее

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Работать по 8 часов в день жители цивилизованных стран стали в начале XX века. Тогда переход на новый график воспринимался как благо, ведь прежде люди могли посвящать работе все свое время. С тех пор попытки изменить устоявшуюся систему предпринимались неоднократно, но пока в мире 48-часовая рабочая неделя является нормой.

Исследования, признающие 8-часовую рабочую модель устаревшей, публикуются регулярно. Взамен ей ученые предлагают более подходящие графики для работы. Мы в AdMe.ru попросили добровольцев протестировать один из них.

Суть метода

В исследовании, проведенном компанией Draugiem Group, специальное приложение считало время, потраченное сотрудниками компании на работу и отдых в течение дня. В итоге выяснилось, что наиболее продуктивными оказались те работники, что тратили по 52 минуты на выполнение задач, а после этого делали перерыв длиной около 17 минут, затем вновь приступая к делам.

На основании этого исследования были предложены следующие рекомендации по «апгрейду» рабочего дня:

  • посвящайте работе только 52 минуты в час
  • после окончания этого времени отдыхайте 17 минут
  • во время, отведенное для работы, нельзя отвлекаться
  • лучше всего потратить время для отдыха не за компьютером

Мы познакомили с этими правилами наших добровольцев — Анастасию, Валерию и Бэллу — и попросили соблюдать их на протяжении рабочей недели. А затем рассказать о своих впечатлениях.

Доброволец № 1: Анастасия

Рабочий день до эксперимента

Рабочий день целиком.

Обычно работаю с 9–10:00 до 18–19:00 с перерывом на обед 40–50 мин. Если надо сделать что-то быстро, то использую метод Pomodoro. Работаю по следующей схеме: 25 мин. работы, 5 мин. отдыха, 15 мин. перерыв после четырех 25-минутных периодов. Если можно работать в спокойном темпе, то просто делаю небольшие перерывы, когда устаю.

К концу рабочего дня чувствуется усталость, поэтому стараюсь все наиболее важное сделать утром или в обед. После 16–17:00 уже сложнее что-то придумывать.

Как правило, работаю дома, но, если заданий не так много, могу пойти работать в кофейню.

Работа по новому графику

Войти в режим работы было легко, привыкла быстро. Самый главный плюс — такой график мне помог лучше сконцентрироваться: перестала отвлекаться, проверять лишний раз почту и соцсети.

Во время 17-минутного перерыва успеваешь отдохнуть от работы за компьютером и сделать какие-то мелочи вроде мытья посуды, немного размяться, подвигаться. Это помогает переключиться и потом со свежей головой сесть за работу. Обычно в середине рабочего дня я беру перерыв на обед мин. 40–50, во время эксперимента не делала этого. Успевала поесть в 17-минутный перерыв, и необходимость в долгом обеденном отдыхе отпала.

Читать еще:  Как попасть в пограничные воиска на контракт?

Вечером оставались силы на то, чтобы пойти на прогулку или по магазинам.

Не могу сказать, что выросла продуктивность: я успевала сделать столько же, сколько и раньше. Зато, когда работаешь в таком режиме, ты более сосредоточен и внимателен. У меня к концу рабочего дня почти не падала концентрация. Если раньше ближе к 5–6 вечера мне было сложнее делать задания, то теперь с этим проблем не было, к вечеру не чувствуешь себя разбитым.

Доброволец № 2: Валерия

Рабочий день до эксперимента

Обычно я работаю с 8 до 13 часов, не отвлекаясь ни на что, потом у меня обед, который может затянуться на пару часов, и с 15:00 до 17:30–18:00 — продолжение рабочего дня. Но ко второй половине дня у меня падает работоспособность и бывает трудно сосредоточиться и что-то начать делать. Постоянно отвлекают телефонные звонки, соцсети и т. п. В конце рабочего дня бываю уже как выжатый лимон и ничего не хочется.

В первой половине дня, как правило, много успеваю. Но, когда после обеда остаются незавершенные дела, их очень сложно закончить. Поэтому все откладывается и переносится на другой день.

Работа по новому графику

Перейти на 52/17 было легко, я пользовалась таймером, а потом специальным приложением. Очень удобно, что ты не перегружаешься за все время работы.

Эффективность возросла, я стала больше успевать и больше концентрироваться на работе. В перерывах я читала книгу или пила чай, мыла посуду и даже успевала поиграть с питомцами.

В конце дня я не чувствовала себя выжатым лимоном. Но во время дедлайнов такой график немного затормаживает рабочий процесс. Бывали моменты, когда в перерывах мне было сложно отпустить рабочую ситуацию и переключиться на отдых.

Доброволец № 3: Бэлла

Рабочий день до эксперимента

Зимой начинаю в 8:00 по московскому времени и работаю до 17 часов. А летом — с 7 до 16. В неделю 5 рабочих дней, 2 плавающих выходных. В течение дня позволяю себе передохнуть и перекусить в общей сложности не более часа. Работаю из дома, устроить полноценный перерыв на обед не получается.

Работа по новому графику

Я пыталась работать по схеме «1 час — работа, 20 минут — отдых», но поняла, что в моем конкретном случае 160 минут отдыха против 60 — это способ понизить производительность, а не повысить, как обещано. Пришлось каждый день задерживаться на работе ровно на столько, сколько времени я брала себе для отдыха в течение дня.

Итоги эксперимента

Мы спросили добровольцев, будут ли они и дальше придерживаться нового графика.

Анастасия: «Буду стараться и дальше придерживаться такого режима, за исключением случаев, когда надо что-то сделать очень быстро».

Валерия: «Во время работы над текучкой я и дальше буду придерживаться такого графика, но, когда горят сроки, я не могу ни о чем думать, кроме работы. Поэтому в дедлайны буду работать как обычно».

Бэлла: «Этот способ мне не подошел, к сожалению. Хотя я осознала важность отдыха в течение дня и отныне разделю свой перерыв на три 20-минутных мини-брейка. Это мне понравилось больше, так как часовой перерыв я себе не делала никогда, ела прямо за клавиатурой. А сейчас оценила возможность спокойно поесть, не роняя крошки между кнопками».

Наш эксперимент еще раз доказывает, что каждый человек индивидуален и не существует универсальных методов, которые подошли бы всем. Что вы думаете о 8-часовом рабочем дне? Пробовали ли вы работать по другому графику?

Сколько времени нужно работать в течение дня

Эффективность восьмичасового рабочего дня уже давно ставят под сомнение. Чтобы повысить продуктивность, необходимо следовать оптимальному соотношению времени, затраченного на работу и отдых. В статье — правила, которые помогут вам максимально эффективно организовать рабочий день.

Восьмичасовой рабочий день был введён во время промышленной революции, чтобы сократить количество рабочих часов для трудящихся на заводах людей. В своё время это нововведение было настоящим прорывом. Но к нынешнему моменту подобный подход к организации рабочего времени безнадёжно устарел.

Сейчас от нас по-прежнему ожидают, чтобы мы работали восемь часов подряд практически без передышки. Многие люди трудятся даже во время обеденного перерыва!

Такой график не помогает нам работать продуктивнее. Скорее, наоборот.

Лучший способ организовать время

Используя специальную компьютерную программу, IT-компания Draugiem Group провела исследование продуктивности сотрудников. С помощью этой программы было измерено, какое количество времени работники тратят на выполнение различных заданий, и оценена их производительность в целом.

Исследование показало удивительные результаты. Оказалось, продолжительность рабочего дня влияет на продуктивность лишь в незначительной степени. Действительно важную роль играет то, как работники организуют свой день. В частности, сотрудники, которые регулярно делали небольшие перерывы, показывали более высокий уровень продуктивности, чем те, кто работал в течение долгих промежутков времени.

Исследование выявило идеальное соотношение: 52 минуты работы и затем — 17 минут отдыха. Работники, придерживающиеся такого режима, демонстрировали удивительную концентрацию на выполняемых заданиях. В течение практически целого часа они были на 100% вовлечены в работу, которую им было необходимо сделать.

Эти работники не заходили в социальные сети «буквально на пару секунд» и не отвечали на личные сообщения. Когда они чувствовали себя уставшими (как раз примерно по прошествии часа), они делали небольшие перерывы, в течение которых старались полностью абстрагироваться от работы. Это помогало им с новыми силами браться за другие задания в течение следующего часа продуктивной работы.

Ваш мозг подскажет вам, как работать продуктивнее

Люди, которые открыли для себя это великолепное соотношение, показывают лучшие результаты и легко обгоняют своих конкурентов. Дело в том, что они поняли, как удовлетворить фундаментальные потребности нашего мозга. Примерно в течение часа он способен работать на полную мощность, а затем его активность идёт на спад, который длится от 15 до 20 минут.

Лучший способ противостоять утомлению и различным отвлекающим факторам — подойти осознанно к распределению нагрузки.

Вместо того чтобы трудиться до тех пор, пока вы уже не сможете сосредоточиться на задании, прислушайтесь к себе. Усталость или желание отвлечься должны стать для вас сигналом, указывающим на то, что пора сделать передышку.

Регулярно устраивать перерывы гораздо легче, когда вы знаете, что они повышают вашу работоспособность. Усталость часто побеждает нас в борьбе за продуктивность, потому что мы продолжаем работать даже тогда, когда наша энергия практически полностью исчерпана.

Кроме того, мы устраиваем себе перерывы, которые на самом деле не позволяют нам отдохнуть как следует. Проверка почты или просмотр видео на YouTube не подзаряжают нас так, как небольшая прогулка.

Основные правила продуктивной организации рабочего дня

При правильной организации времени вы сможете трудиться эффективнее и во время традиционного восьмичасового рабочего дня. Если вы будете выполнять задания в моменты естественных пиков вашей активности, вам будет легче справиться с большими объёмами работы. И вот четыре основных совета, как сделать это правильно.

1. Усердно работайте в течение часовых отрезков времени и делите запланированные задания на несколько частей в соответствии с временными промежутками. Обычно мы планируем закончить работу к концу дня, недели или месяца. Но практика показывает, что эффективность выполнения заданий повышается, если мы концентрируемся на том, что мы можем сделать прямо сейчас. Правильный режим работы не только поможет вам поймать нужный ритм продуктивности. Он также сделает задания, пугающие своим объёмом, более выполнимыми. Вы естественным образом начнёте делить их на части.

Если вы хотите в точности следовать результатам описанного исследования, вы можете усердно работать в течение 52 минут. Но в целом часовые промежутки так же эффективны.

2. Полностью сосредоточьтесь на работе. Принцип данной стратегии заключается в том, чтобы в течение относительно небольших промежутков времени работать в полную силу. Если вы будете отвлекаться, весь смысл такого режима будет сведён к нулю.

3. Отдыхайте как следует. Упомянутое исследование показало, что сотрудники, которые делали перерывы чаще, чем предполагает оптимальное соотношение работы и отдыха, были более продуктивны, чем те, кто не отдыхал вообще. А те, кому удавалось полностью абстрагироваться от работы, показывали лучшие результаты, чем работники, отдыхавшие беспорядочно.

Чтобы улучшить продуктивность, во время перерывов нужно держаться подальше от компьютера и телефона и забыть о выполняемых заданиях. Прогуляйтесь, поболтайте с коллегами или почитайте книжку. Это поможет вам некоторое время не думать о предстоящей работе и, таким образом, даст вам больше энергии.

Читать еще:  Имею ли я право на неприватизированный дом?

Если у вас очень много работы, соблазн потратить время отдыха на звонки или переписку очень велик. Но помните, что так вы не сможете хорошенько отдохнуть во время перерыва. Поэтому не тратьте много времени на эти занятия.

4. Не дожидайтесь того момента, когда ваше тело заставит вас сделать передышку. Будет уже слишком поздно, вы пропустите промежуток времени, который необходимо было потратить на отдых, и выбьетесь из режима. Тогда на восстановление вам понадобится гораздо больше времени.

Если вы будете следовать этим правилам, ваша работоспособность повысится, вы будете выполнять задания быстрее и чувствовать себя гораздо лучше.

Офис во время чумы: как организовать работу отдела на удаленке и не разорить компанию

Forbes продолжает серию колонок Алены Владимирской — известного HR-специалиста, основательницы «Лаборатории карьеры Алены Владимирской», в которых она рассказывает о жизни «белого воротничка» по имени Леонид — 37-летнего топ-менеджера в крупной российской корпорации. В шестом эпизоде карьерного сериала Леонид переводит свой отдел на удаленный режим работы, обнаруживает массу узких мест в коммуникации и пытается не сорвать сроки сдачи проекта.

Уходим, уходим, уходим

Утром в рабочей почте Леонид обнаружил письмо от руководства:

«В связи с угрозой распространения коронавируса мы рекомендуем сотрудникам полностью перейти на работу из дома. Просим вас организовать бесперебойную работу своих отделов — ситуация не должна отразиться на результатах. Сроки запуска новых проектов и объемы продаж не изменяются».

«Да ну как так?!» — подумал в сердцах Леонид, но все же сел и написал письмо сотрудникам своего отдела:

«Коллеги, руководство настоятельно рекомендует всем перейти на удаленный режим. Поэтому с понедельника начинаем работать из дома.

Но прошу вас не забывать — это не отпуск и не неделя выходных. Все показатели и сроки по проекту прежние».

Если вы не можете обеспечить мне доступ к данным — это не моя проблема, а ваша

Реакция была разной. Кто-то молниеносно ответил: «Я не смогу из дома, у меня маленький ребенок, я там с ума сойду». Кто-то обрадовался. Кто-то промолчал. Проанализировав реакцию отдела, Леонид понял: из десяти ключевых сотрудников категорически не желают работать из дома двое.

Самого Леонида новость о переходе на удаленку гораздо больше обеспокоила, чем обрадовала. Его проект должен запуститься уже через два месяца, сроки летят, команда еще не до конца сбалансирована. И в таких условиях изменение формата точно не поспособствует успешному завершению. Но и оставить всех в офисе волевым решением Леонид не может, это будет противоречить политике компании. Надо подчиняться.

Леонид прекрасно понимал, что ему нужно будет очень быстро найти ответы на вопросы, связанные с переходом на удаленку, в частности:

— Все ли сотрудники работают на ноутбуках, которые можно унести домой? Что делать тем, кто работает на стационарных компьютерах?

— Если рабочие компьютеры нельзя унести домой, есть ли у компании инструменты, которые позволят использовать в корпоративных целях собственное «железо»?

— Как организовать удаленное и защищенное подключение к офисной компьютерной сети?

— Как получить доступ к данным, которые не выходят за пределы офиса из соображений информационной безопасности?

— И пятый, самый сложный — как организовать постоянную коммуникацию? Программистам, которыми руководит Леонид, надо постоянно общаться друг с другом, «делиться экранами» — они вместе пишут один код. А для такого уровня общения Skype не подходит — слишком нестабильно и слишком небезопасно.

Преступление и изоляция

В ближайший понедельник, когда вступил в силу план «работаем из дома», Леонид попытался провести установочную планерку по «скайпу». Но уже на этапе настройки получил письмо от отдела информационной безопасности следующего содержания: «У нас нельзя Skype. Для коммуникации мы можем использовать только внутреннюю систему видеоконференций».

Леонид попытался связаться с ведущим программистом, но выяснилось, что тот уехал в деревню — и местный интернет никаких видеоконференций не тянет.

— А ты зачем так далеко уехал? — спросил программиста Леонид.

— Ну, в целях самоизоляции, — ответил программист. — У меня вся семья там, подальше от города.

— Сделай себе там хотя бы интернет нормальный.

— Попробую, но это займет дня три.

В тот же день проявилась еще одна проблема, которой никто не ждал: программисты один за другим начали писать Леониду, что не видят данных, необходимых им для работы. Почему это происходило, никто не мог понять. Сначала думали, что что-то с интернетом, потом — что-то с доступами. У тех, кто остался работать в офисе, все было в порядке.

Проблему не удалось решить и к концу дня — по неизвестной причине все, кто работал удаленно, не могли увидеть определенного куска данных. Леонид написал письмо в отдел информационной безопасности: «В связи с переходом на удаленный режим у нас в отделе возникли сложности с доступом к данным. Прошу временно изменить политику безопасности». Ответ был коротким: «Это невозможно».

— Сколько это может стоить? — не сдавался Леонид.

— Пять, — ответили ему

Безопасники дали ясно понять, что утечка данных грозит виновнику уголовной ответственностью.

— Но у меня проект горит. И вы тоже видели распоряжение руководства — не снижать показателей. А у меня они снижаются, потому что из дома сотрудники не могут получить доступ к данным. Дайте доступ — и мы все наладим.

— Распоряжение распоряжением, а у нас ответственность. Вплоть до уголовной. Так что нарушать периметр безопасности мы не станем ни при каких обстоятельствах.

— А если я предложу вам способ обойти наши внутренние правила безопасности? — предпринял последнюю попытку Леонид.

— Это пятнадцать, — ответили безопасники, и разговор закончился.

Вернуть всех

Проблему надо было решать, и Леонид отправился к руководству.

— Я понимаю безопасников, — сказал он, — у них своя зона ответственности, и они действуют совершенно правильно. Но у меня из-за этих данных практически встал проект. А сроки горят. И проект важный. Надо что-то придумать.

— Тогда тащи своих в офис, раз такое дело, — ответило руководство.

Леонид, внутренне торжествуя, написал своим сотрудникам еще одно письмо: «Коллеги, похоже, нам придется вернуться в офис».

— Ну нет, — ответил один из программистов, — я не поеду. У меня родители пожилые, а до офиса два автобуса и метро. Я не готов рисковать их жизнью ради какого-то там проекта.

Кто-то сразу согласился. Кто-то вспомнил настоятельную рекомендацию руководства оставаться дома.

— Есть приказ по компании, я могу работать удаленно. А если вы не можете обеспечить мне доступ к данным — это не моя проблема, а ваша.

Кто-то потребовал компенсировать расходы на такси. Леонид написал в HR-отдел, попросил дополнительный бюджет. Ему ответили, что денег нет.

В итоге из 25 сотрудников почти половина согласилась вернуться в офис, еще пятеро могли полноценно работать из дома.

Леонид снова пошел к руководству:

— Я вернул в офис всех, кого смог. Но это только половина моих людей. Многие просто боятся выходить из дома, за родственников беспокоятся. Давайте все-таки попробуем что-то сделать с безопасностью. Сегодня у нас так, а завтра будет хуже, и нам правда придется разогнать всех по домам — масштабы проблемы могут расти неконтролируемо. А доступ к этим данным в удаленном режиме может понадобиться не только мне, но и вам, и самим безопасникам. Нам всем придется работать в новой действительности.

Аргументы подействовали, и отделу безопасности сверху было спущено распоряжение найти техническое решение для обеспечения удаленного доступа к данным для сотрудников отдела, которым руководил Леонид. Безопасники пообещали решить вопрос за три дня. Но Леонид не мог позволить себе потерять столько времени. Поэтому тем, кто отказывался возвращаться, он написал: «Коллеги, вынужден еще раз попросить вас поработать в офисе. Это только на три дня. Как только нам починят доступ — мы сразу же перейдем обратно на режим самоизоляции. Я все понимаю, но сейчас другого выхода просто нет».

Из своего кармана

Еще одной неожиданной проблемой, связанной с работой из дома, стал дефицит виртуальных переговорок — серверных мощностей, обеспечивающих качество видеоконференций. Когда конференции проводились один-два раза в день, серверов хватало, а вот теперь, когда видеосвязь стала единственным способом коммуникации, застолбить место стало возможно только на послезавтра. А программистам Леонида надо общаться прямо сейчас, они вместе пишут один код. В офисе они могли прийти друг к другу в кабинет, поговорить в курилке, уединиться, на крайний случай, в кафе напротив на пару часов.

Читать еще:  Имею ли я право перехода на самозанятость?

В условиях самоизоляции самые ответственные сотрудники стали ездить друг к другу в гости. Но глобально это проблему тоже не решало.

Леонид продолжил шествие по техническим специалистам и на этот раз обратился к службам, обслуживающим сервера:

— Можем добавить мощности?

— Лицензии кончились. А бюджета на новые у нас нет.

Пришлось писать руководству:

— Для успешного завершения проекта в срок и в связи с переходом на удаленный режим работы прошу предоставить мне дополнительный комплект лицензий. В противном случае мы можем оказаться в ситуации, когда программисты будут вынуждены выкладывать фрагменты кода в открытые файлообменники, а это прямое нарушение правил информационной безопасности. Кроме того, хочу обратить ваше внимание, что с моего отдела подобные сложности начались, но им они точно не закончатся. Уже через неделю это станет главной проблемой для всей компании.

— Сейчас денег нет, — ответило руководство. — Но ты можешь купить лицензии из своего бюджета, а мы эти деньги тебе потом выпишем премией. Недели через три.

Леонид рисковал, но другого выхода у него не было. Он оформил новый комплект лицензий из своего бюджета, использовав деньги, которые проходили в сметах под грифом «прочее». Схема оказалась вполне действенной, связь была налажена. Через неделю работа отдела Леонида наладилась, его главному проекту ничего не угрожало.

Как наладить работу отдела на удаленке?

Советы Алены Владимирской

Итак, если обстоятельства заставили вас перевести свой отдел на удаленный режим работы, то:

  • Проверьте весь комплект рабочих ресурсов, которые используют сотрудники. Будут ли работать в удаленном режиме компьютеры, доступы к данным, средства коммуникации? Попробуйте собрать в голове весь контур рабочего процесса и понять, на каких этапах могут возникнуть сложности. Не ждите, что кто-то сделает это за вас. Проверяйте все сами.
  • Попробуйте провести репетицию: в ускоренном режиме прогнать рабочую неделю за несколько часов. Лучше это сделать еще в офисе, пока не разбежались IT-команда и безопасники. Отключите сотрудников от рабочей сети и попросите продолжить работу через сеть на мобильном телефоне. Именно в этот момент проявятся все основные проблемы.
  • Как только вы обнаружите пробелы в рабочем процессе, сразу начинайте их лечить. Не надейтесь, что все заработает само. Надо последовательно проверить каждый этап: как будет происходить совместное написание кода, выкладки экранов, обмен другими данными. После необходимо протестировать на возможные баги каждый из них.
  • Привыкните к мысли, что после перехода на удаленный режим у вас неизбежно случится перерасход бюджета на 10-20% — на бесплатное такси до офиса для тех, кто не может в него не приезжать, покупку лицензий на безопасные каналы обмена информацией и пр. У хорошего менеджера в стоимость проекта всегда закладывается статья «прочее» — будьте готовы перерасходовать и ее. Отбиваться от финансистов будете потом.
  • Приготовьтесь к тому, что некоторым сотрудникам понравится работать на удаленке, и даже после стабилизации ситуации они либо попросят изменить график работы (например, три дня в офисе, а два — дома), либо вообще будут искать новую работу, чтобы трудиться из дома. Менеджер должен учитывать вероятность того, что часть коллектива придется оперативно заменить.

Когда и как часто можно менять работу

  • 21 декабря 2017

Почему частая смена работы не приветствуется

Минимальное время на одном месте — год. Если в вашем резюме скопилось множество записей о работе сроком в несколько месяцев, насторожится даже самый лояльный к «летунам» работодатель. «Дело в том, что, приходя на новое место работы, мы тратим довольно продолжительное время на адаптацию и интеграцию. Даже хорошему специалисту нужно подстраиваться под формат работы новой компании, осваивать все внутренние тонкости и так далее. Таким образом, вначале в сотрудника вкладывают, и лишь потом он начинает приносить реальную пользу. Разумеется, видя, что вы скачете с места на место, потенциальный работодатель будет опасаться, что вы сбежите от него раньше, чем окупится ваша адаптация на новом месте. Мало кто хочет тратить деньги и время на обучение человека, который в любой момент может сорваться с места в поисках лучшей доли», — полагает эксперт компании «Молнет» Марина Адамова.

Однако есть и те сферы, где к успешным «временным сотрудникам» проявляют интерес — это работодатели, бизнес которых настроен на краткосрочное сотрудничество — например, те, кто набирает команды под конкретные проекты.

Также «летун» придется к месту в startup-проекте, где гораздо выгоднее временно задействовать узкопрофильных специалистов, а уже потом, когда все заработает, набрать сотрудников на постоянной основе. В этом случае работодателю будет важно убедиться, что вы можете похвастаться богатым опытом проектной работы. Если вы покажете, что неоднократно успешно выполняли поставленные задачи в указанные сроки, вы наверняка сможете заинтересовать работодателя.

Идеальный период работы на одном месте

Сегодня большинство HR-специалистов сходятся во мнении, что оптимальное время на одном месте — это 3−5 лет. Это как раз тот срок, за который сотрудник может получить богатый профессиональный опыт и добиться определенного карьерного роста. «Если по истечении этого срока работодатель не предлагает вам повышение — а такая возможность есть не в каждой компании — значит, пора искать новое место работы, на котором вы сможете продолжить свой профессиональный рост», — утверждает Марина Адамова. По ее словам, сегодня работодатели неохотно берут «новичков», чей стаж на прежнем месте работы превышает 6−7 лет. Считается, что человеку, который так долго отработал в одной компании, будет сложно адаптироваться на новом месте и перестроиться с одного привычного формата работы на другой.

Когда же наступает пора сниматься с места и начинать искать новую работу? Марина Адамова перечисляет несколько возможных вариантов:

  • Когда становится ясно: для этого работодателя вы сделали все, что смогли. Карьерное и профессиональное развитие на этом месте закончено.
  • Когда в другой компании вам предложили существенно более высокую зарплату или должность.
  • Когда вы чувствуете, что интерес к работе угас, мотивация на нуле. Не стоит ждать профессионального выгорания. Ищите то, что придется вам по душе!

Плюсы и минусы «старожилов»

Что же касается тех сотрудников, которые работают в каждой компании долгие годы, отношение к ним со стороны работодателя может быть двояким.

Несомненный плюс долгосрочной работы в одной компании — это очевидное постоянство сотрудника, его надежность и лояльность работодателю. «Такая верность подкупает — вы получаете репутацию человека серьезного, не склонного к необдуманным поступкам, а значит — вызывающего доверие. Такая стабильность особенно востребована там, где ищут сотрудников на длительные, многолетние проекты, а также там, где новички проходят длительную адаптацию и профессиональное обучение. В определенных сферах преданность компании — одно из основных требований, предъявляемых к кандидатам. Например, „долгоиграющих“ сотрудников ценят на государственных предприятиях, в образовательных учреждениях, в медицине, в бухгалтерии», — утверждает Марина Адамова.

Еще один нюанс — возможность наставничества и горизонтального развития. Если в компании существуют подобные практики, ваша стабильность будет существенным плюсом, ведь такому работодателю важно, чтобы его сотрудники развивались в разных направлениях, приобретали обширный диапазон навыков, чтобы у них формировался богатый кругозор и чтобы они могли передать накопленный опыт новичкам.

В минус «долгоиграющим» сотрудникам могут записать излишний консерватизм. Считается, что именно такие старожилы чаще всего препятствуют переменам в компании, модернизации процессов и тому подобное. Поэтому в сферах, где требуется гибкость мышления, креативность и творческий подход к решению задач, таких сотрудников опасаются. В данном случае рассуждают так: если сотрудник проработал много лет на одном месте, в одной должности, при этом выполняя одну и ту же работу, то чаще всего у него нет серьезной мотивации к карьерному росту и развитию, а также для того, чтобы хоть что-то менять в своей жизни.
«На моих первых двух работах я сидела по несколько лет — вплоть до ликвидации компании. Я думала, такая стабильность и преданность компании — это мой плюс. Однако первое же собеседование развеяло мои иллюзии. Мне сообщили, что подобная „неохота к перемене мест“ говорит о моей безынициативности и отсутствии целеустремленности», — рассказывает Анастасия Соколова, помощник руководителя крупной строительной компании.

Отдельно нужно упомянуть ситуацию, при которой человек проработал много лет в одной компании, но при этом сменил несколько позиций — как по вертикали, так и по горизонтали. Такой сотрудник оценивается работодателем как лояльный, стабильный — но при этом стремящийся к развитию и не боящийся выйти из зоны комфорта. А это — идеальное сочетание.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector